В с соловьев

Великий русский философ Владимир Сергеевич Соловьев родился в Москве в 1853 г. в большой семье. Отцом его был известный историк С. М. Соловьев, и Владимир рос в атмосфере Московского университета. Он принадлежал к тому слою московского общества, который включал цвет культурного дворянства и высшей интеллигенции. Соловьев рано присоединился к группе очень талантливых юмористов, которые называли себя кружком шекспиристов и развлекались сочинением забавных стишков и постановкой пародийных пьес. Самым ярким из них был граф Федор Соллогуб, лучший русский поэт-абсурдист после Козьмы Пруткова. Соловьев всю жизнь был приверженцем этого искусства.

Владимир Соловьёв

Но и в науке его успехи были блистательны. Уже в 1875 г. он опубликовал свою диссертацию Кризис западной философии, направленную против позитивизма. В том же году он поехал в Лондон, где не выходил из Британского музея, изучая мистическое ученье о Софии Премудрости Божией. Там в читальном зале ему было видение, и он получил мистическое повеление немедленно ехать в Египет. В пустыне около Каира ему явилось его самое важное и полное видение – образ Софии. Путешествие в пустыню сопровождалось забавными происшествиями с арабами. Характерно для Соловьева, что в юмористической поэме Три свидания, написанной через двадцать лет, глубоко лиричное и эзотерическое описание видений (включая раннее, 1862 г.) сопровождается стихами в духе Беппо или Дон Жуана.

Философия всеединства Владимира Соловьева

По возвращении в Россию Соловьев получил место приват-доцента философии сначала в Москве, потом в Петербурге. Но его университетская карьера была короткой: в марте 1881 г. он произнес речь против смертной казни, в которой старался убедить нового императора Александра III не казнить убийц отца. Он мотивировал это тем, что, пойдя «вопреки всем расчетам и соображениям земной мудрости, Царь станет на высоту сверхчеловеческую и самим делом покажет божественное происхождение Царской власти». Несмотря на такую мотивировку, Соловьеву пришлось уйти из университета.

В восьмидесятых годах Соловьев разрабатывал идею вселенской теократии, подводившей его все ближе и ближе к папскому Риму. Он поехал в Загреб и сблизился с католическим епископом Штросмайером, когда-то в 1870 г. протестовавшим против постулата папской непогрешимости, но к этому времени уже послушным слугой Ватикана. Работы Соловьева этого периода собраны во французской книге La Russie et l’Eglise Universelle (1889); тут он занимает крайне проримскую позицию, защищая и непогрешимость папы, и Непорочное Зачатие, изображая папство как единственный бастион истинного православия на протяжении веков и отвергая русскую Церковь за то, что она подчиняется государству. Такая книга не могла появиться в России, но за границей она стала сенсацией. Однако Соловьев так и не сделался католиком и определение «новый русский человек», данное ему французским иезуитом д’Эрбини (в книге Un Newman Russe), совершенно неверно. Книга La Russie et l’Eglise Universelle явилась кульминацией проримских настроений Соловьева. Они скоро пошли на убыль, и в своей последней работе Соловьев обрисовал окончательное единение христианских церквей как союз между тремя равными церквами – православной, католической и протестантской, – где римский папа всего лишь primus inter pares (первый среди равных).

В конце восьмидесятых и в девяностых годах Соловьев вел энергичную борьбу против националистической политики правительства Александра III. Эти статьи очень подняли его репутацию в либеральных сферах. При этом его мистическая жизнь продолжалась, хотя видения Софии после Египта прекратились. В девяностых годах мистицизм Соловьева стал менее ортодоксальным и принял форму странного «мистического романа» с финским озером Сайма, обильно отразившегося в его поэзии. Знавал он и дьявольские посещения: есть рассказ о том, как на него напал дьявол в обличьи косматого зверя. Соловьев пытался изгнать его, говоря, что Христос воскрес. Дьявол отвечал: «Христос может воскресать сколько угодно, но ты будешь моей жертвой». Утром Соловьева нашли лежащим на полу без сознанья. В последний год своей жизни Соловьев вступил в переписку с провинциальной газетчицей Анной Шмидт, которая уверовала, что она и есть воплощение Софии, а Соловьев – воплощение личности Христа. Ответы Соловьева были внешне юмористичны, а по сути сочувственны – он принимал ее поклонение.

Три мистических свидания Владимира Соловьева

Но его мистическая жизнь была мало известна его современникам. Его знали только как философа-идеалиста и либерального полемиста. Последнее настолько подняло его в глазах интеллигенции, что радикальные издатели энциклопедического словаря Брокгауза-Ефрона пригласили его редактировать философский отдел, который тем самым стал вестись в духе, противоположном агностицизму и материализму. У Соловьева было много преданных последователей, развивавших его философские взгляды. Первыми из них были братья-князья Сергей и Евгений Трубецкие.

В 1900 г. Соловьев опубликовал свое последнее и с литературной точки самое важное сочинение – Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, с приложением повести об Антихристе. Разговоры были немедленно признаны шедеврами, но Повесть об Антихристе вызвала некоторое недоумение своей странно-конкретной верой в этого персонажа. Соловьев к тому времени был изможден слишком напряженной умственной, духовной и мистической жизнью. Он поехал отдыхать в подмосковное поместье Трубецких, Узкое. Там 31 июля 1900 г. он умер от общего истощения.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.

Религиозная философия в России имеет богатую традицию. В 60-70 г. 19 в. появился целый ряд философских работ, которые были направлены на толкование и выявление сущности духа. Философия нравственности впервые отразилась в работе Юркевича «Сердце и его значение в духовной жизни человека» пытались обнаружить в духе платонизма неизменную идею объекта, эта идея равная мышлению и бытию Особое место в нравственно-религиозной философии отводится таким философам как Соловьев, Красавин, Булгаков, Франк.

Основоположником нового религиозного сознания стал крупнейший русский философ Владимир Сергеевич СОЛОВЬЕВ. Его ставили в один ряд с Аврелием Августином, Ф. Шеллингом, сопоставляли с А. Шопенгауэром, Ф. Ницше. Он и в самом деле не вписывался в какое-то одно течение или направление, синтезируя самые разнородные тенденции мировой философии.

Соловьев попытался создать целостную мировоззренческую систему, которая на основе христианства воедино связала бы запросы религиозной и социальной жизни человека. Причем, в отличие от некоторых своих предшественников и последователей, под христианством он подразумевал не какую-то одну из его конфессий, а их объединение, и его учение характеризуется межконфессиональностью.

Центральная идея философии Соловьева — ИДЕЯ ВСЕЕДИНСТВА. Онтологической основой его выступает божественная Троица (Отец, Сын и Дух Святой) в ее связи со всеми божественными творениями и главное — с человеком. Основной принцип всеединства — «Все едино в Боге». Всеединство — это прежде всего единство творца и творения. Бог у Соловьева не уподобляется человеку, а предстает как «космический разум», как «сверхличное существо», как «особая организующая сила».

«Космический разум«, по мнению философа, состоит из множества элементарных сущностей, которые лежат в основе всякого явления или предмета и называются атомами.

Атомы своими движениями и колебаниями образуют реальный мир. Сами атомы Соловьев трактует как особые истечения Божества, «живые элементарные существа» или ИДЕИ, каждая из которых обладает определенной силой.

Непосредственным же субъектом всех изменений у русского мыслителя выступает МИРОВАЯ ДУША, которая обладает особой энергией, одухотворяющей все существующее. Однако действует она не самостоятельно, ей нужен божественный импульс. Таким импульсом, данным мировой душе от Бога, является ИДЕЯ ВСЕЕДИНСТВА как определяющая форма всей ее деятельности.

Эта вечная божественная идея в системе Соловьева получила название СОФИИ (греч, софия — мастерство, знание, мудрость) — МУДРОСТИ. В ней София — ключевое понятие. Поэтому учение русского мыслителя носит также название СОФИОЛОГИИ. В нем мировую душу-Софию он рассматривал как связующее звено между творцом и творением, которое придает общность Богу, миру и человечеству.

Механизм сближения Бога, мира и человечества Соловьев раскрывает через концепцию БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВА, реальным и совершенным воплощением которого выступает Иисус Христос, соединяющий в себе два начала — божественное и человеческое. Его образ служит не только идеалом для каждого индивида, но и высшей целью развития всего человечества.

Первичным условием на пути к богочеловечеству является христианское обращение, т.е. принятие христианского вероучения. Природный человек, не просветленный божественной истиной, противостоит людям как чуждая и враждебная сила. Христос открыл человеку всеобщие моральные ценности, создал условия для его нравственного совершенствования. Приобщаясь к учению Христа, человек идет по пути своего одухотворения. Это приобщение составляет содержание соловьевской историософии.

В гносеологическом аспекте принцип всеединства реализуется через концепцию ЦЕЛЬНОГО ЗНАНИЯ. Оно представляет собой неразрывную взаимосвязь трех разновидностей этого знания: эмпирического (научного), рационального (философского) и мистического (созерцательно-религиозного). В качестве предпосылки, основополагающего принципа цельное знание предусматривает ВЕРУ В СУЩЕСТВОВАНИЕ АБСОЛЮТНОГО НАЧАЛА — БОГА. Цельное знание, по Соловьеву, невозможно получить только эмпирическими и рациональными средствами. Эмпирическое знание раскрывает лишь внешнюю сторону явлений, а рациональное — особенности самого мышления. Однако истина или сущее не даны человеку ни в опыте, ни в мышлении. Истина постигается через непосредственное созерцание, интуицию. Так Соловьев в своей концепции попытался совместить принцип автономии разума, на котором основан рационализм, с принципом богооткровенности христианского вероучения, являющимся базой богословия. Другими словами: русский мыслитель пришел к выводу о необходимости единства науки, философии и религии. Подобное единство, которое он называл «свободной теософией», позволяло рассматривать мир как завершенную систему, обусловленную всеединством или Богом.

Учение Соловьева о всеединстве было поддержано Карсавиным, Франком, Флоренским и Булгаковым. Карсавин формировался под влиянием Н. Кузанского и Д.Бруно. Его философия исходит из первоначала, которое претендует на абсолютное значение, т.е философия становится на путь веры. Ученые прониклись духом пантеизма, что характерно для всех философов занимающихся идеей всеединства. Исходным пунктом Карсавин считал идею связи человека с божеством. Человек есть космос, его тайна заключается в тайне космоса. Карсавин строил систему, в которой человек и космос смыкаются в единстве, единяясь в вечном, представляют собой абсолют.

Франк строил систему, исходя из познания, выраженного, с одной стороны, в сущности и понятий, с другой в интуиции.

Интуицию считал первичной основой знания. Утверждал, что на свете нет ничего и не мыслимо ничто, что могло бы быть само по себе без всякой связи с чем-либо иным. Утверждал, характеризуя всеединство, что Бог не мыслим без отношения ко всему в чем он находится и присутствует постоянно. Всеединство нельзя осмыслить, оно дается и доступно только в интуиции. Франк выделял 2 стороны: закрытую (недоступную) и открытую. Всеединство проникая во все сущее, становится конкретным определенным, единым.

Флоренский, преклоняясь перед цельностью жизни, находил искомую в ней одушевленную природу и стремился разобраться как энергия одной вещи втекает в другие и каждый живет во всех и все в каждом. Мир — текущее бытие, за которым прозревает иная действительность, путь к абсолюту идет через сомнение. Как и Соловьев пользуется понятием «софия», но толкует «софию» как божественное преобразование, мистическая основа космоса, которая руководит миром, через смыкание с абсолютом.

Булгаков основы философского построения лежат в космологии. Стремился познать не только реальный мир, но и сокровенную жизнь, которая дается в гармонии абсолюта и космоса. Реальность предстает прежде всего творческое всеединство. Единица мира — душа, овладев природой, превращается в органическую силу. Идею всеединства он соединяет с соборной природой человеческого сознания. Соборность — живое единство софийности мира, человек центр познания и природы. Булгаков — это философ богослов. Особое место в его философии занимает историософия — это учение о Софии и богочеловечестве, христианском понимании мира и его истории как воссоединении с богом.

Булгаков движущим мотивом познания считает оправдание мира, утверждение ценностей и осмысленности его бытия. Мир он представляет во всей его материально-телесной полноте. Он признает материю, но в соответствии с христианским учением пытается:
раскрыть связь мира и бога
развить собственное учение о мире, дать трактовку материи и телесности.

Однако мысль его развивалась от экономических проблем к философскому учению о хозяйстве. В его труде «Философия хозяйства» сформулировано общее учение о материи и о мире, дана богословская система, укореняющая мир в боге, которая соответствует христианскому откровению и догматизму.

Учение о мире начинается с творения из ничего, чистого небытия и не существования.

Чистое ничто — всецелая противоположность бытию, передается она понятием «УКОНА» — это радикальное отрицание бытия.

Творное бытие — это особый род ничто (чреваты бытием, превращением в нечто).

Философская концепция материи как бытие — это погружение в водоворот возникновения, переходов и превращений. Творное бытие — множественно и многолико.

В своем антагонистическом существе творное бытие есть «МЕОН» — бытие не бытие.

Рождающая материя выступает как великая матерь земля. Земля и мать ключевые определения материи, выражающие ее зачинающую и родящую плотскую силу.

Бытие мира — это процесс прямо продолжающий источный творческий акт бога, т.е. непрестанно длящееся творение. Связь мира и бога, Софии и софистности представлена в богословской системе, в которую включены экономическая и научно-техническая деятельность человека.

Т.о.

Владимир Соловьёв: Полный эфир (14.06.2018)

философия всеединства — оригинальное направление русской философии. В философских воззрениях представленных авторов не удался синтез науки и религии в целом. Это философское направление представляет собой могучее движение человеческого духа.

Поиск Лекций


Русская философия конца 19 века – начала 20 века (Соловьев, Бердяев).

Владимир Сергеевич Соловьев (1853 – 1900) – крупнейший русский философ, систематизировавший в своем учении результаты предшествующего развития отечественной философии. Основные работы – «Критика отвлеченных начал»(1880), «Чтения о богочеловечестве» (1878-1881), «Оправдание добра»(1897). Он впервые в русской философской традиции создал самостоятельную теософскую систему, основанную на идеях христианства и немецкого диалектического идеализма. Его непосредственные предшественники в отечественной философии — славянофилы.

В творческой деятельности Соловьева важное место занимает проект воссоединения церквей, попытки его осуществления.

Соловьёв, Владимир Сергеевич

Философ видит в мире противостояние двух соблазнов: соблазн Запада – «безбожный человек», соблазн Востока – «бесчеловечное божество». Призвание России – это «призвание религиозное в высшем смысле этого слова». Оно состоит в объединении церквей. Соловьев предлагает проект всемирной теократии, в которой главенствующую роль играла бы католическая церковь (теократия – политическая система, основанная на правящей роли церкви). Проявляя симпатии к католицизму, Соловьев призывал к национальному самоотречению во имя общечеловеческой задачи, занимая, таким образом, особое место в историческом споре славянофилов и западников. В последние годы жизни он разочаровался в своей теократической утопии, им овладевают мысли о конце истории. («Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» (1900)).

Соловьев возрождает философию всеединства, которая уходит своими корнями в философию досократиков, в древнегреческие культы. Это особый вид религиозной философии, в центре которой учение об Абсолюте как “всеединстве”. Абсолют, в отличие от христианского Бога-Творца, является основой становления мира, связан с миром. Он порождает ”другое” — мир, чтобы проявить себя в нем. Но мир – это несовершенное бытие. Природе присуща рознь, стремление к самоутверждению отдельного бытия. В то же время природа не отличается принципиально от Бога, это только иная комбинация элементов, менее совершенная: “Природа (в своем противоположении Божеству) может быть только другим положением или перестановкой элементов, пребывающих субстанционально в мире божественном”. Реальный мир возникает в результате утраты каждым отдельным существом непосредственной связи с Богом. Изначальное единство нарушается. Оно проявляется только через человечество, в котором сохраняется “вечная душа мира”. Человечество, таким образом, это богочеловечество.

Учение о богочеловечестве, об особой роли человека – важная составная часть философии “всеединства”. В философии Соловьева важную роль играет понятие “душа мира”, берущее начало в философии Платона и неоплатонизме. Мир, отпав от Бога, распался на множество враждующих элементов. Его спасает от разрушения “мировая душа”, она “сущий субъект тварного бытия”. Эта “душа”, в силу своей связи с Богом, стремится восстановить утраченное единство. Вся эволюция мира – это стремление “души” преодолеть хаос и воссоединить мир, несовершенный и совершенный. Философ в ряде работ отождествляет “мировую душу” и “Софию”, которая у него то “небесное существо” , то “ душа мира”.

Торжество Софии (Божественной премудрости) означает восстановление всеединства.

Но понимание Софии у Соловьева мистично. Вместе с тем его учение о Софии открывает традицию софиологии в русской религиозной философии.

Идея “всеединства” имеет свой гносеологический аспект. Соловьев развивает предложенную славянофилами концепцию“цельного знания”, предполагающую единство знания и веры. Вера “соединяет нас внутренне с предметом познания, проникает в него ”. Она делает возможным и рациональное, и опытное познание. Соловьев подчеркивает значение интеллектуальной интуиции как первичной формы цельного знания. “Всеединство” не постижимо только средствами научного познания. Философия – это целостное размышление о мире, соединяющее теоретическое познание и практику нравственной жизни. Основу “истинной философии” Соловьев видит в мистицизме. Учение о познании В.Соловьева предполагает интеграцию различных видов познания в единое целое.

В начале ХХ века в духовной культуре России происходит мировоззренческий поворот — “религиозно-философское возрождение” (В. Зеньковский). От материализма к религиозному поиску обращаются такие крупные философы, как Н. Бердяев, С. Булгаков, С. Франк.

Русский философ Николай Александрович Бердяев (1874-1948), принадлежащий к числу наиболее ярких деятелей культуры “серебряного века”. Отправной точкой его учения является человек. Н. Бердяев отчасти обожествляет человека, рассматривая его как богоподобное существо: “Бесконечный дух человека претендует на абсолютный, сверхприродный антропоцентризм, он создает себя абсолютным центром не данной замкнутой планетарной системы, а всего бытия, всех миров ”. Основные темы его философии: свобода, творчество, личность. Свобода, согласно философии Бердяева, — основа бытия. Бердяев различает виды свободы, но главная – первичная, иррациональная свобода, укорененная в Ничто. Эта свобода существует предвечно, она не сотворена Богом. Бог творил свободно. Свобода была и есть всегда и везде. Учение о вездеприсутствии несотворенной свободы – одна из оригинальных особенностей философии Бердяева.

Свобода является основой творчества, подлинное творчество свободно. Творчество – важнейшая религиозная задача человека, его долг. “Цель человека — не спасение, а творчество”. Творческий акт самоценен, над ним нет внешнего суда. Бердяев разрабатывал этику творчества, которая “ вне добра и зла ”. В этом он также отступает от христианской традиции и критикует христианство за недооценку роли творчества. Но, обожествляя творчество, философ “свободного духа” отмечает его проблематичность в мире. “Бытие в мире есть уже падение”. В творчестве проявляется личность. Дух как субъект стремится создать новое бытие. Но осуществление творческого акта в мире требует приспособления, человек обезличивается, дух превращается в объект, в “природу” – происходит объективация духа, подавляющая свободную личность. Формы объективации – это и произведения культуры, и отношения в обществе, и государство. Бердяев пессимистически связывает всякий творческий акт с неизбежностью объективации, хотя и допускает возможность творчества, сохраняющего личностное начало (“экспрессивность”). Свобода и творчество предполагают бытие свободной личности. Философский персонализм Бердяева подчеркивает приоритет личности. Она — первооснова всего. “Личность вообще первичнеебытия ”. В то же время бытие личности – тайна. “О личности не может быть построено никаких метафизических учений”, дух личности постигается лишь мистическим опытом. Акцентирование первичности свободной личности ведет к субъективному идеализму, но Бердяев подчеркивает значение духовной “коммюнитарности” (общности) личностей посредством мистического опыта. Субъективизм и индивидуализм преодолеваются через любовь в Божественном начале.

 

©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Соловьев Сергей Михайлович 

(1885–1942) — русский поэт и религиозный философ. Полный тезка своего деда — знаменитого историка С. М. Соловьева (назван в честь деда), племянник философа и поэта В. С. Соловьева, сын переводчика и учителя географии М. С. Соловьева. В 1904 г. закончил частную гимназию Л. И. Поливанова, в 1911 г. — классическое отделение историко-филологического факультета Московского университета. Дружил с А. Белым и А. А. Блоком, образовал вместе с ними движение «младших символистов». Публиковал стихотворения в журналах «Весы», «Золотое руно», «Аполлон» и др. В 1907 г. выпустил 1-й сборник стихов «Цветы и ладан», в 1908 г. — «Crurifragium», в 1910 г. — «Апрель». В ранних сборниках в основном развивал поэтику и стилистику символизма. В начале 1910-х гг. пережил духовный кризис, затем отрекся от «ницшеанства» и поступил в Московскую духовную академию, выбрав служение Церкви. В 1913 г. выпустил сборник «Цветник царевны», в 1915 г. — сборник «Возвращение в дом отчий», проникнутый православными мотивами. В 1915 г. рукоположен в диакона, с 1916 г. священник. Выступил против антропософских увлечений символистов (в том числе против А. Белого) в работе «Гёте и христианство» (1917). В 1921-1922 гг. работал в Румянцевском музее, в 1921-1924 гг. преподавал латинский язык в Литературно-художественном институте. В 1922-1923 гг. написал книгу о В. С. Соловьеве «Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева» (опубликована — Брюссель, 1977), в 1925 г. — воспоминания об А. А. Блоке. Переводил Вергилия (вместе с В. Я. Брюсовым), Эсхила, Сенеку, Гёте, А. Мицкевича. В 1923 г. перешел в католичество, в 1926 г.

Философия Владимира Соловьева.

стал вице-экзархом русских католиков восточного обряда (униатов). В 1931 г. вместе с членами руководимой им общины московских католиков арестован, полтора года находился в заключении, что привело к психическому заболеванию (мании преследования). Последнее десятилетие жизни провел в психиатрической больнице, после начала Великой Отечественной войны вместе с больницей эвакуирован из Москвы в Казань, где умер от голода.

Книги

Официальный сайт Владимира Соловьёва

Владимир Соловьёв (20.10.63) — известный журналист, радио- и телеведущий. Окончил Московский институт стали и сплавов и аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений. Кандидат экономических наук. В начале 90-х жил и работал в США.

С 1997 по 2010 год вёл программу «Соловьиные трели» на радио «Серебряный дождь». На телевидении с 1999 года. В разные годы был ведущим программ «Процесс» (ОРТ), «Страсти по Соловьёву» (ТНТ), «Завтрак с Соловьёвым» и «Соловьиная ночь» (ТВ-6), «Смотрите, кто пришёл» и «Поединок» (ТВС), «Апельсиновый сок», «К барьеру» и «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» (НТВ). C сентября 2010 года является ведущим программы «Поединок» на ТК «Россия 1» и радио-шоу «Полный контакт» на радио «ВЕСТИ FM».

Автор книг: «Империя Коррупции», «Враги России», «Манипуляции. Атакуй и защищайся», «Мы — русские! С нами Бог», «Путин — Медведев.

Православная электронная библиотека

Что дальше?», «Соловьёв против Соловьёва», «Путин. Путеводитель для неравнодушных», «Русская Рулетка», «Евангелие от Соловьёва» и «Апокалипсис от Владимира».

Два раза в год выступает с моноспектаклями в МХАТ им. Горького в Москве. Ежегодно творческие вечера проходят в Санкт-Петербурге и других городах России. Читает лекции, проводит тренинги и корпоративные мастерклассы.

Женат, отец восьмерых детей.


Философия всеединства В.С.Соловьева

Предыдущая17181920212223242526272829303132Следующая

 

Самым выдающимся русским философом, вобравшим многие идеи славянофилов и западников, христианской философии и религии был В.С.Соловьев (1853-1900) — создатель "философии всеединства".

Владимир Сергеевич Соловьев родился в Москве, в семье известного историка, ректора Московского университета. Ранние годы его прошли в интеллектуальной и религиозной среде (дед его был священником). Это, однако, не помешало ему пройти все фазы "теоретического и практического отрицания" религии, он перестал ходить в церковь, почитать иконы, поступил на естественный факультет Московского университета, где предполагал изучать "философскую сторону естествознания".

Вскоре, однако, материализм был преодолен. Он оттолкнул Соловьева-студента безапеляционностью суждений. Владимир Сергеевич понял, что "пока оставалась в силе эта безусловность материалистической догмы, ни о каком умственном прогрессе не могло быть и речи". Примерно к 20 годам Соловьев стал "другим" — человеком, убежденным не только в божественном творении мира, но и в реальности божественной силы, определяющей все мироустройство. Однако, как бы ни изменились взгляды Вл.Соловьева, незыблимым оставалось одно — внутренняя свобода, отсутствие слепого преклонения перед авторитетами, перед любыми идеями.

Раннее обращение к философии, изучение ее исторического пути убедило Соловьева, что "философия в смысле отвлеченного, исключительно теоретического познания окончила свое развитие и перешла безвозвратно в мир прошедшего". Для Вл.Соловьева это означало необходимость поиска "новых начал" для философии. Перед ним все четче вырисовывается идея синтеза, "цельного знания", в основе которого лежат мысль разума, факт опыта и догмат веры.

Вл.С. Соловьев определил уровень русской философской культуры конца XIX века и ту специфичность ее содержания, которую в ХХ веке стали называть «русской идеей». Предметом философии, по Соловьеву, является не бытие как таковое, а то, чему бытие принадлежит, т.е. безусловно сущее как начало всякого бытия. Конечным итогом должна стать организация всей области истинного знания в полную систему свободной и научной теософии – всестороннего синтеза преодолевших свою отвлеченность теологии, философии и науки, причем в основу синтеза кладется нравственный элемент, что предполагает отказ от гносеологизации философии и построение ее не столько как абстрактной теории, сколько как философии жизни, практически направленного знания. Философия, по мысли Соловьева, прежде всего свобода и духовное освобождение и благодаря этому она делает самого человека именно человеком.

Соловьев изначально был ориентирован на разработку синтетической метафизики, где каждое начало находит свое место в гармоническом единстве, с целью выяснения смысла бытия как его укорененности в Боге (тема «оправдания твари») в контексте построения теории бытия и жизни в качестве всеобщего и целостного организма с явными пантеистическими интенциями.

Доминирующими и в чем-то противоречащими друг другу являются здесь два ряда идеи: учение об Абсолюте (всеединстве) и учение о Богочеловечестве. Настоящим предметом метафизики, считает Соловьев, является не бытие, а сущее (Абсолют, Бог), которому бытие принадлежит. Бытие относительно, сущее (cвepxcущee) абсолютно, оно выше любых признаков и определений, представляя собой положительное ничто, поскольку не есть что-нибудь, и все, поскольку не может быть лишено чего-нибудь, но есть положительная возможность, сила и мощь бытия.

Бытие по отношению к абсолютному есть его другое, т.е. сущее – это единство себя и своего отрицания или любовь как самоотрицание существа и утверждение им другого, но этим самоотрицанием осуществляется высшее самоутверждение. В этом ключе Соловьев разрабатывает понятие положительного всеединства, учение о котором выступило ведущей линией русского философствования. Всеединство есть такое состояние, в котором единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех, это некое гармоническое единство множеств, идеальный строй бытия, определяющий направленность его эволюции.

Раскрывая динамику всеединства, Соловьев утверждает, что в абсолютном можно различить два полюса (центра) – абсолютное как таковое и абсолютное как становящееся всеединое или идея, сущность, потенция, первоматерия бытия, воплощающаяся в реальную действительность. Именно здесь наиболее явен пантеизм Соловьева, ибо фактически он снимает идею творения мира и утверждает его изначальную единосущность Богу.

Определив бытие как соотношение сущего и сущности, Соловьев выделяет его модусы (воля, представление, чувство), и от них заключает к модусам всеединства – благу, истине, красоте, через которые осуществляется возвращение раздробленного мира к Абсолюту. Космогонический процесс у Соловьева – последовательность «повышений бытия». Актуально этот процесс проходит через три ступени явления Логоса (абсолютного в его саморазличении), что позволяет совместить концепцию Соловьева с догматом Трехипостасности и одновременно (богочеловек Христос как конкретный Логос) связать сущее с человеком.

Особое место в онтологической модели Соловьева занимает учение о Софии, божественной премудрости, ставшее основой софиологического направления русской философии, а также ведущей темой символической поэзии. Концепция Софии Соловьева весьма темна и противоречива и довольно трудно согласуется с учением о Св. Троице. София трактуется и как мировая душа, и как вечная женственность, и как тело Христово, т.е. Церковь, и как воплощенная в образе Св. Девы Марии. В конечном счете София (единство – все в себе – заключающее) выступает началом, объединяющим тварный мир и Абсолют, это непосредственное воплощение Абсолюта в мире и одновременно идеальный человек, реальная опора индивида в преодолении хаоса тварного мира.

Гносеологическим аспектом концепции положительного всеединства является теория цельного знания. С течением времени у Соловьева усиливается антикартезианское начало в форме вывода, что человеческий субъект гораздо менее очевиден и достоверен, чем Абсолют, являющийся предметом познания и данный человеку непосредственно в форме ощущения абсолютной истины еще до всякого самосознания; вне безусловной Истины. Познающий субъект есть ничто. Цель познания – внутреннее соединение человека с истинно сущим, что органически включает в познавательный процесс нравственный элемент. Истина онтологична, изначально существует до всякого субъекта, есть сущее (безусловная действительность), всеединое (смысл всего существующего). Познать истину – значит вступить в область Абсолюта и тогда истина, овладевая внутренним существом человека, выявляется как любовь.

Следуя Спинозе, Соловьев различает три источника познания – опыт, разум и мистику. Эмпирическое и рациональное познание дают нам свидетельства только о внешности предмета. Суть же постигается посредством третьего рода познания, основанного на вере, через непосредственное восприятие (интуицию) абсолютной действительности, внутренне соединяющее нас с предметом познания. Это и есть мистика как цельное знание, выраженное у Соловьева в строгой системе логических категорий и отражающее чувство связи всего со всем, причем мистическое знание, составляя «основу истинной философии», должно браться в неразрывной связи со знанием феноменологическим (научным).

Очевидно, что метафизика Соловьева оборачивается антропологией и этикой.

Человек есть связующее звено между божественным и тварным миром, в нем «природа перерастает саму себя и переходит (в сознании) в область абсолютного», безусловного значения человеческой личности как нравственного существа. Совмещая в себе безусловное и условное, человек двойственен, он есть вместе и божество, и ничтожество. Стремление разрешить это противоречие усиливает со временем у Соловьева элементы имперсонализма, трактовки личности как «подставки» другого, высшего, индивидуализации всеединства без отказа. При этом антропология у Соловьева снимает космогонию, ибо наряду с актуальным всеединством необходимо предположить потенциальное, становящееся всеединство, каковым является человек в силу его причастности двум мирам: в человеке всеединое получает сначала идеальную форму, а затем и реальную, посредством сознательного включения в космогонический процесс воссоединения с Абсолютом. Космогонический процесс имеет эстетическое значение. Абсолютное, по Соловьеву, как источник мирового процесса, всемирный, мировой художник. Оно само творит, и человек, постигающий смысл его творчества, должен быть художником, поэтом, который угадывает смысл бытия иррационально, интуитивно.

Красота в природе «есть реально-объективное произведение сложного и постепенного космогонического процесса». Она – «преображение материи через воплощение в ней другого, сверхматериального начала», есть «воплощенная идея». Эта идея и есть собственно Абсолютное, к восстановлению с которым стремится материальный и несовершенный мир.

Объективность красоты в природе, по Соловьеву, обусловлена смыслом мирового процесса: красота есть форма «идеальной сущности», и через нее добро и истина воплощаются в материальном бытии. А человеку она предстает в «специально эстетической форме» как прекрасное. Целесообразность космического процесса в том и состоит, что красота объективно существует в природе и «нужна для исполнения добра в материальном мире». Утверждение активного характера эстетического чувства в человеке, «эстетической связи искусства и природы», по Соловьеву, в «продолжении того художественного дела, которое начато природой». Поэт сопричастен творчеству «мирового художника» и истинное художественное творчество должно упразднить «противоречие между идеальным и чувственным, между духом и вещью», т.е. исполнить главную цель человеческого бытия, соответствующую цели космогонического процесса.

Поэтическое пророчество истинно, когда рождается вдохновением, высший смысл которого – раскрытие «непосредственной созвучности с всемирным благим смыслом бытия», которое лежит в основании «душевного строя поэта».

Еще одну глубокую мысль он высказал в последней своей большой работе "Оправдание добра". В отличие от Декарта, провозгласившего "Я мыслю, значит, я существую", Вл.Соловьев предлагал иные критерии человеческого существования: "Я стыжусь, следовательно, существую".

Способность к стыду — это великая истинно человеческая способность к моральному самоконтролю, где совесть — главная судья. Она связана со всем, что делает человек, — в экономике, в жизни государства, в отношении к природе.

Подвергнув уничтожающей критике все формы насилия и несправедливости, русский философ не принимал ни капиталистических, ни социалистических форм общественного устройства. Счастья людям они не принесли и не принесут, полагал он.

Спасение — только в вере, надежда — только на бога, а на Земле нет для нее опоры. В конце жизни, в произведении "Три разговора" с входящей в него "Повестью об Антихристе" Вл. Соловьев приходит к пессимистическому выводу, что "этот мир" заканчивает свое существование: "Историческая драма сыграна, и остался один эпилог". Эти трагические выводы прозвучали на пороге ХХ века. Он как бы предчувствовал бури и потрясения грядущего века. И две силы, которых опасался философ, капитализм и революция, проявились в ХХ в. взлетами науки, техники, социальных преобразований и ужасами войн, уничтожения миллионов невинных людей.

Но эти пессимистические прогнозы Вл.Соловьева не отменяли его веры в человеческие ценности. Глубоко прав русский философ Г.Федотов, говоря о последнем сочинении Соловьева: "Чистота его морально-религиозного вдохновения — несомненна".

 

Предыдущая17181920212223242526272829303132Следующая



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *