Размышления о создании и распределении богатств

17. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ А. ТЮРГО

Анн Робер Жак Тюрго (1727–1781) – французский философ-просветитель и экономист. Тюрго занимал различные административные должности, а с 1761 по 1774 г. был интендантом в Лиможе, в течение 2 лет был генеральным контролером финансов (при Людовике XVI). Им были проведены важные антифеодальные реформы: снижены налоги, упрочен бюджет, устранена цеховая регламентация, отменены ограничения хлебной торговли, созданы условия роста промышленности.

Главный экономический труд А. Тюрго – «Размышления о создании и распределении богатств» включал сто теорем и постулатов, отразивших его взгляды на важнейшие экономические проблемы. В «Размышлениях» нашел отражение переход Тюрго от физиократов к классической школе.

Рассматривая ценность благ, А. Тюрго утверждал, что она представляет собой оценку, которую люди придают предметам, удовлетворяющим их потребности. Текущие цены, согласно Тюрго, формируются в зависимости от спроса и предложения, и по их колебаниям можно судить об избытке или недостатке товара.

А. Тюрго дает детальный анализ социальной структуры общества, впервые выделяя в ней производителей (в сельском хозяйстве и промышленности), которые делятся на предпринимателей – владельцев собственности и наемных рабочих, не имеющих ничего, кроме собственных рабочих рук.

А. Тюрго отмечал, что собственники земли отделяются от деятельности по ее возделыванию. Доход, получаемый от земли, распределяется между земледельцем, получающим вознаграждение за свой труд, и собственником земли, получающим весь оставшийся доход на основе того, что он обладает правом собственности на землю. А. Тюрго считал, что вся тяжесть налога должна ложиться на собственника земли, а не на того, кто ее обрабатывает.

Доход от капитала Тюрго делил на издержки по созданию продукта и прибыль на капитал; в последнюю он включал заработную плату владельцев капитала, предпринимательский доход и земельную ренту. А. Тюрго вслед за Кенэ и другими физиократами отстаивал свободу экономической деятельности. Свобода – важнейшее условие развития общества, роста его богатства. Поэтому свобода должна быть предоставлена всем и каждому и в области труда, и в области торговли. Необходимо обеспечить возможно бульшую конкуренцию, которая приведет к улучшению производства и установлению цен, наиболее выгодных для потребителей.

Необходимо вернуть свободу торговли, которая была утрачена «вследствие предрассудков», а также «склонности правительства потакать частным интересам». Тюрго впервые сформулировал «закон убывающего плодородия», согласно которому каждое дополнительное вложение в землю капитала и труда дает меньший эффект, чем предыдущий. Хотя А. Тюрго в целом оставался на позициях физиократов, в ряде вопросов он пошел дальше. Рассматривая вслед за Кенэ земледелие как единственный источник прибавочного продукта, он большое значение придавал развитию промышленности; провел более глубокий анализ капитала, денег, прибыли. Подошел к пониманию значения собственности.

Оглавление

Экономическое учение А. Тюрго

⇐ Предыдущая10111213141516171819Следующая ⇒

Анн Робер Жак Тюрго (1727—1781) по происхождению дворянин. Его предки традиционно находились на государственной службе в Париже. Согласно семейной традиции он как третий сын вынужден был получить духовное образование. Но по окончании семинарии и теологического факультета Сорбонны 23-летний аббат А. Тюрго неожиданно решил отказаться от своего предназначения для церк­ви, не желая, по его словам, «всю жизнь носить маску на лице», и перешел на государственную службу. К тому времени этот молодой чиновник хорошо владел шестью языками, круг его интересов со­ставляли философия, филология, юриспруденция, естественные науки, математика, художественная литература, поэзия.

Уже в начале своей служебной карьеры в магистратуре Парижа А. Тюрго более всего интересовался волновавшим его экономичес­ким положением Франции. В 25 лет он уже занимал судебную дол­жность в парижском парламенте, а еще через год — докладчика судебной палаты, став заметной фигурой светских и философских кругов французской столицы. В эти годы А. Тюрго сблизился с од­ним из коллег — интендантом торговли Венсаном Гурнэ, дружба с которым, в том числе как с экономическим наставником, продол­жалась вплоть до смерти В. Гурнэ в 1759 г. Вместе с ним он бывал в кругу друзей Ф. Кенэ, проживавшего, как известно, в одной из квартир на антресолях Версальского дворца.

Очередным служебным назначением А. Тюрго в 1761 г. был ут­вержден в должности интенданта (губернатора) в Лиможе (центр провинции Лимузен), которую занимал почти 13 лет. Представляя центральную власть в отдаленной провинции, он ведал хозяйствен­ными вопросами, в том числе системой взимания налогов. Именно в Лиможский период жизни А. Тюрго написал свое главное эконо­мическое сочинение «Размышления о создании и распределении богатств» (1766), незаконченную работу «Ценности и деньги» (1769) и другие произведения. Все они, как очевидно, базировались на физиократических взглядах, а также на принципах рыночных эко­номических отношений, и прежде всего свободной конкуренции и свободной торговли.

В 1774 г. А. Тюрго получил последнее в своей служебной карьере назначение, когда вступивший на престол король Людовик XVI выделил ему пост морского министра, а через несколько недель перевел на должность генерального контролера финансов, равно­значную должности министра финансов — важнейшему в то время посту во внутренних делах королевства.

За 18 месяцев пребывания в должности генерального контро­лера финансов А. Тюрго хотя и не добился сокращения государственных расходов, но смог провести ряд указов и законопроектов (эдиктов), открывавших возможность для всемерной либерализации экономики страны.

Однако каждое его реформаторское нововведение наталкивалось на ожесточенное сопротивление парламента, нахо­дившегося под явным влиянием придворного окружения, дворян­ства, духовенства и некоторой части предпринимателей, стремив­шихся сохранить свое монопольное положение. Поэтому реализа­ция положений эдиктов была кратковременной победой А. Тюрго и его единомышленников. В мае 1776 г. королевским посланцем ему был вручен приказ о сдаче дел в связи с отставкой, а спустя три месяца король отменил все эдикты министра-реформатора.

Главными достижениями Тюрго-министра в период реформ яви­лись: введение свободной торговли зерном и мукой внутри страны; свободный ввоз и беспошлинный вывоз зерна из королевства; за­мена натуральной дорожной повинности денежной поземельной податью; упразднение ремесленных цехов и гильдий, тормозивших рост предпринимательства в промышленной сфере, и др.

Предмет и метод изучения

А.

Размышления о создании и распределении богатства

Тюрго не считал себя ни учеником, ни последователем Ф. Кенэ, отрицая какую-либо свою причастность к «секте», как он выразился, физиократов. Тем не менее творческое наследие и прак­тические дела свидетельствуют о его приверженности основам физи­ократического учения и принципам экономического либерализма.

Например, подобно физиократам, А. Тюрго утверждал: «Земле­делец является первой движущей силой в ходе (всех) работ; это он производит на своей земле заработок всех ремесленников. Труд зем­ледельца — единственный труд, производящий больше того, что составляет оплату труда. Поэтому он единственный источник вся­кого богатства».

После смерти своего друга В. Гурнэ Тюрго опубликовал сочи­нение «Похвальное слово Венсану де Гурнэ», в котором раскрыл негативное значение протекционистской политики в экономике и выразил убеждение в том, что «общая свобода покупки и продажи является единственным средством обеспечить, с одной стороны, продавцу — цену, способную поощрить производство, с другой — покупателю — наилучший товар по наименьшей цене».

Теория денег

Еще в 1749 г. будучи в 22-летнем возрасте, опубликовав «Пись­мо аббату де Сисэ о бумажных деньгах», А. Тюрго предвосхитил идеи количественной теории денег, «классически» изложенные спустя почти 30 лет самим А. Смитом. В частности, в «Письме…» он вопрошал к Джону Ло словами: «Но позволительно ли было Ло не знать того, что золото, как и все остальное, теряет в цене, если его количество увеличивается?» Кроме того, он с пониманием сути проблемы аргументировал и положение о неудобстве бумажных денег, когда их количество не соответствует количеству про­изводимых товаров и услуг.

Деньги из драгоценных металлов рассматриваются А. Тюрго по существу в качестве одного из товаров в товарном мире, подчер­кивая, что «особенно золото и серебро более, чем всякий другой материал, пригодны служить монетой», ибо они «по самой при­роде вещей сделались монетой и притом всеобщей монетой незави­симо от всякого соглашения и всякого закона». По его убеждению, деньги, т.е. «золото и серебро, изменяются в цене не только по сравнению со всеми другими товарами, но и по отношению друг к другу, смотря по большему или меньшему их изобилию».

Наконец, критикуя меркантилистов, к «богатству нации» А. Тюрго относит прежде всего земли и получаемый с них «чистый доход», поскольку, на его взгляд, «хотя деньги составляют не­посредственный предмет сбережений и являются, так сказать, глав­ным материалом капиталов при образовании их, но деньги, как таковые, составляют почти незаметную часть совокупной суммы капиталов», а «роскошь непрерывно ведет к их уничтожению».

Теория стоимости

А. Тюрго, как и Ф. Кенэ, придерживался затратной концепции происхождения стоимости, сводя ее сущность к затратам живого и овеществленного (прошлого) труда. В то же время, обосновывая механизм формирования цен на рынке, А. Тюрго выделяет цены текущие и основные. Первые, как он полагает, устанавливаются соотношением спроса и предложения, вторые «в применении к товару есть то, чего данная вещь стоит работнику, это тот мини­мум, ниже которого она (цена)не может опуститься». При этом, по мнению А. Тюрго, редкость является «одним из элементов оценки» при приобретении товаров.

Теория классов

А. Тюрго, разделяя взгляды Ф. Кенэ, выделяет в обществе три класса: производительный (люди, занятые в сельскохозяйственном производстве); бесплодный (люди, занятые в промышленности и других отраслях материального производства и сферы услуг); соб­ственники земли. Однако первые два класса он называет «работа­ющими или занятыми классами», полагая, что каждый из них «рас­падается на два разряда людей: на предпринимателей, или капи­талистов, дающих авансы, и на простых рабочих, получающих заработную плату». Причем, как уточняет уче­ный, именно бесплодный класс включает в себя «членов обще­ства, получающих заработную плату».

Теория доходов

В определении сущности и величины заработной платы рабочих А. Тюрго не расходится ни с У. Петти, ни с Ф. Кенэ, как и они, считая ее результатом «от продажи своего труда другим» и полагая, что она «ограничена необходимым минимумом для его суще­ствования тем, что ему безусловно необходимо для поддержания жизни». Но в отличие от своих предшественников А. Тюрго отно­сил заработную плату к числу элементов, лежащих в основе выд­винутого им понятия об «общем экономическом равновесии». Пос­леднее, по его словам, устанавливается «между ценностью всех произведений земли, потреблением различного рода товаров, раз­личными видами изделий, числом занятых (их производством) людей и ценой их заработной платы».

Серьезное внимание уделил А. Тюрго исследованию природы происхождения и такого дохода, как ссудный (денежный) процент, осуждая при этом предрассудки моралистов, рассматривающих «от­дачу в рост как преступление» и прибегающих к словам из Еван­гелия: «Взаймы давайте, не ожидая ничего». Он утверждает, что в течение времени займа заимодавец теряет доход, который мог бы получить, потому что рискует своим капиталом, а заемщик мо­жет использовать деньги для выгодных приобретений, которые могут принести ему большую прибыль. Поэтому, заключает А. Тюр­го, заимодавец «не наносит никакого ущерба заемщику, ибо этот последний соглашается на его условия и не имеет никаких прав на занятую сумму. Прибыль, которую можно получить, имея день­ги, является, несомненно, одним из наиболее частых побужде­ний, склоняющих заемщиков брать в заем под проценты; это один из источников, который дает возможность выплачивать этот про­цент». Что касается текущего процента, то он, по мнению А. Тюрго, служит на рынке термометром, по которому можно су­дить об избытке или недостатке капиталов, уточняя, в частности, что низкий денежный процент это и последствие и показатель избытка капиталов.


⇐ Предыдущая10111213141516171819Следующая ⇒


Дата добавления: 2017-02-25; просмотров: 98 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:


Поиск на сайте:


Людовик XVI (фр. Louis XVI; 23 августа 1754 года, Версаль, — 21 января 1793 года, Париж) — король Франции из династии Бурбонов, сын дофина Людовика Фердинанда, наследовал своему деду Людовику XV в 1774 году.

Размышления о создании и распределении богатств

Последний монарх Франции Старого порядка. При нём после созыва Генеральных штатов в 1789 году началась Великая Французская революция. Людовик сначала принял конституцию 1791 года, отказался от абсолютизма и стал конституционным монархом, однако вскоре начал нерешительно противодействовать радикальным мерам революционеров и даже попытался бежать из страны.

21 сентября 1792 года низложен, предан суду Конвента и вскоре казнён на гильотине.

После свержения республиканские власти лишили Людовика XVI титула короля и дали ему фамилию Капет (фр. Capet), по имени его предка Гуго Капета, основателя династии Капетингов (ветвью которой является династия Бурбонов).

Характеристика. Начало правления

Это был человек доброго сердца, но незначительного ума и нерешительного характера. Людовик XV не любил его за отрицательное отношение к придворному образу жизни и презрение к Дюбарри и держал его вдали от государственных дел. Воспитание, данное Людовику герцогом Вогюйоном, доставило ему мало практических и теоретических знаний.

Наибольшую склонность выказывал он к физическим занятиям, особенно к слесарному мастерству и к охоте. Несмотря на разврат окружавшего его двора, он сохранил чистоту нравов, отличался большой честностью, простотой в обращении и неприязнью к роскоши. С самыми добрыми чувствами вступал он на престол с желанием работать на пользу народа и уничтожить существовавшие злоупотребления, но не умел смело идти вперед к сознательно намеченной цели. Он подчинялся влиянию окружающих, то теток, то братьев, то министров, то королевы (Марии Антуанетты), отменял принятые решения, не доводил до конца начатых реформ.

Реформы Тюрго

Молва о его честности и хороших намерениях возбудила в народе самые радужные надежды. И действительно, первым действием Людовика было удаление Дюбарри и прежних министров, но сделанный им выбор первого министра оказался неудачным: призванный из отставки 72-летний граф Морепа неохотно пошёл по пути реформ и при первом удобном случае свернул с него в сторону.

Отменена была феодальная повинность в 40 млн и ликвидированы «droits de joyeux avnement», то есть особые королевские привилегии перед законом; уничтожены синекуры, сокращены придворные расходы. Во главе управления поставлены были такие талантливые патриоты как Тюрго и Мальзерб. Первый одновременно с целым рядом финансовых реформ — равномерное распределение податей, распространение поземельного налога на привилегированные сословия, выкуп феодальных повинностей, введение свободы хлебной торговли, отмена внутренних таможен, цехов, торговых монополий — предпринял преобразования во всех отраслях народной жизни, в чём ему помогал Мальзерб, пытаясь уничтожить lettres de cachet, устанавливая свободу совести и т. д.

Но дворянство, парламент и духовенство восстали против первовозвестников новых идей, крепко держась за свои права и привилегии. Тюрго пал, хотя король отозвался о нём так: «только я и Тюрго любим народ». Со свойственной ему нерешительностью Людовик хотел смягчения злоупотреблений, но не искоренения их. Когда его убедили уничтожить крепостное право в своих владениях, он, «уважая собственность», отказался распространить эту отмену на земли сеньоров, а когда Тюрго подал ему проект об отмене привилегий, он написал на полях его: «какое преступление совершили дворяне, провинциальные штаты и парламенты, чтобы уничтожать их права».

После удаления Тюрго в финансах водворилась настоящая анархия. Для исправления их были последовательно призываемы Жак Неккер, Ш.-А. Калонн и Ломени де Бриенн, но за отсутствием определенного плана действий министры не могли достигнуть никаких определенных результатов, а делали то шаг вперед, то шаг назад, то боролись с привилегированными классами и стояли за реформы, то уступали руководящим классам и действовали в духе Людовика XIV.

Содержание

Введение. 2

I. Школа физиократов. 3

II. Анн Роббер Жак Тюрго. Экономические взгляды. Вклад в развитие идей физиократизма. 8

III. Заслуги школы физиократов. 11

Заключение. 13

Список литературы.. 15

Введение

Для того, чтобы понять процесс становления современных экономических теорий, невозможно обойти вниманием школу физиократов. Школа физиократов — специфическое течение в рамках классической политической экономии. Изучение идей этой школы достаточно важно, так как, по выражению Карла Маркса физиократы “в пределах буржуазного кругозора дали анализ капиталу” и стали “настоящими отцами современной политической экономии”. Цит. по: Всемирная история экономической мысли. Т.1.М., 1988.К. Маркс дал исчерпывающий анализ физиократической системе и определил ее место в истории политической экономии. Он указал на заслуги физиократов по вопросу о «чистом продукте», в анализе капитала и его производства. Присущие капитализму законы физиократы трактовали как естественные и вечные законы общественного производства. Он вскрыл классовую природу физиократических воззрений, показав, что учение физиократов является первой систематической концепцией капиталистического производства.

Цель работы: изучить экономические взгляды А. Тюрго, представителя школы физиократов.

Задачи:

1) дать общую характеристику школы физиократов;

2) изложить известные сведения из биографии и экономические взгляды А. Тюрго;

3) определить вклад А. Тюрго в развитие идей физиократизма;

4) сделать вывод о существе идей физиократов и их вкладе в развитие экономической науки.

I. Школа физиократов

Классическую политэкономию во Франции после П. Буагильбера представляла школа физиократов. Физиократизм (от греч. «физис» — природа, «кратос» — сила, буквально означает власть природы) — это экономическая мысль начального этапа развития системы свободного предпринимательства.

Представители физиократизма исходили из определяющей роли в экономике земли, сельскохозяйственного производства.

Учение сложилось в условиях кризиса феодальной системы. Школа физиократов была основана в середине XVIII в. Франсуа Кенэ (1964-1767). В неё входила группа ученых экономистов — А. Тюрго, В. Мирабо, Д. Немур, Г. Летрон, М. Ривьер и др. В этот период в Англии уже начался промышленный переворот, а во Франции укрепилось мануфактурное производство. Заканчивалась эпоха первоначального накопления капитала, и торговая эксплуатация аграрных стран теряла свою значимость в качестве источника богатства. Первоисточником доходов становилось товарное производство. В связи с этим потребовался пересмотр экономической программы и теории меркантелизма.

Физиократы высказывались за необходимость перехода к аграрным отношениям. Которые основывались бы на свободном механизме хозяйствования, на принципах свободы ценообразования в стране и вывоза за границу сельскохозяйственной продукции. По их мнению, это могло помочь вывести сельское хозяйство из тупика. Расцвет физиократизма был кратковременным. Однако за два десятилетия сложилась школа которая создала значительную экономическую литературу и приобрела влияние и за пределами Франции.

Исходным в концепции физиократов было учение о «естественном порядке». Оно означало признание объективной реальности окружающего мира. Физиократы опирались на идею «естественного права» для определения существующих норм поведения человека. Они признавали экономические и политические законы в качестве естественных (не зависящих от людей и политической власти) и трактовали их как вечные.

Школа физиократов выступала с критикой монетаризма. Отвергла положения о том, что единственной формой богатства является золото, а его источником — внешняя торговля. Физиократы отводили деньгам роль посредника в обращении. Источник богатства видели в производстве. Заслуга физиократов состоит в том, что они перенесли исследование о происхождении прибавочного продукта в сферу производства и тем самым заложили основу для анализа капиталистического производства. Одними из первых дали анализ капитала.

Однако сферу производства ограничивали только сельским хозяйством. И единственно производительным трудом считали труд земледельцев, промышленность объявлялась непроизводительной отраслью хозяйства. Центральное место в учении физиократов занимала проблема «чистого продукта» и его производства. Формой чистого продукта считалась рента. Производство «чистого продукта» толковалось ими противоречиво. С одной стороны, он представлялся как результат естественного роста, свойственного земледелию, следовательно, как дар природы. С другой стороны «чистый продукт» выступает как результат земледельческого труда, избыток над заработной платой.

Почему Кенэ и физиократы обнаружили прибавочную стоимость только в земледелии? Потому, что там процесс ее производства и присвоения наиболее нагляден, очевиден. Его несравненно труднее разглядеть в промышленности, так как рабочий в единицу времени создает большую стоимость, чем стоит его собственное содержание, но рабочий производит совсем не те товары, которые потребляет. Чтобы разглядеть тут прибавочную стоимость, надо знать, как привести гайки и винты, хлеб и вино к какому-то общему знаменателю, то есть иметь понятие о стоимости товаров. А такого понятия Кенэ не имел, оно его просто не интересовало. Прибавочная стоимость в земледелии кажется даром природы, а не плодом неоплаченного человеческого труда. Она непосредственно существует в натуральной форме прибавочного продукта, особенно в хлебе.

Посмотрим, какие практические выводы вытекали из учения Кенэ. Естественно, что первой рекомендацией Кенэ было всемерное поощрение земледелия в форме крупного фермерского хозяйства. Но далее следовали по меньшей мере две рекомендации, которые выглядели в то время не так безобидно. Кенэ считал, что налогами надо облагать только чистый продукт, как единственный подлинный экономический “излишек”. Любые другие налоги обременяют хозяйство. Что же получалось? Феодалы должны были платить все налоги, тогда как они не платили никаких. Поскольку промышленность и торговля находятся “на содержании” у земледелия, надо чтобы это содержание обходилось возможно дешевле. А это будет при том условии, если отменить или хотя бы ослабить все ограничения и стеснения для производства и торговли.

Ф. Кенэ собирался обложить чистый продукт единым налогом, в основном он обращался к просвещенному интересу власть имущих, обещая им рост доходности земель и укрепление земельной аристократии.

По этой причине школа физиократов в первые годы имела немалый успех. Ей покровительствовали герцоги и маркизы, иностранные монархи проявляли к ней интерес.

И в то же время ее высоко ценили философы-просветители, в частности Дидро. Физиократам сначала удалось привлечь симпатии как наиболее мыслящих представителей аристократии, так и растущей буржуазии. С начала 60-х годов кроме версальского “антресольного клуба”, куда допускались только избранные, открылся своего рода публичный центр физиократии в доме маркиза Мирабо в Париже. Здесь ученики Кенэ (сам он нечасто бывал у Мирабо) занимались пропагандой и популяризацией идей мэтра, вербовали новых сторонников. В ядро секты физиократов входили молодой Дюпон де Немур, Лемерсье де ла Ривьер и еще несколько человек, лично близких к Кенэ. Вокруг ядра группировались менее близкие к Кенэ члены секты, разного рода сочувствующие и попутчики. Особое место занимал Тюрго, отчасти примыкавший к физиократам, но слишком крупный и самостоятельный мыслитель, чтобы быть только рупором мэтра. То, что Тюрго не смог втиснуться в прокрустово ложе, срубленное плотником с версальских антресолей, заставляет нас с иной стороны посмотреть на школу физиократов и ее главу.

Конечно, единство и взаимопомощь учеников Кенэ, их безусловная преданность учителю не могут не вызвать уважения. Но это же постепенно становилось слабостью школы. Вся ее деятельность сводилась к изложению и повторению мыслей и даже фраз Кенэ. Его идеи все более застывали в виде жестких догм на вторниках Мирабо, свежая мысль и дискуссия все более вытеснялись как бы ритуальными обрядами. Физиократическая теория превращалась в своего рода религию, особняк Мирабо — в ее храм, а вторники — в богослужения.

Секта в смысле группы единомышленников превращалась в секту в том отрицательном смысле, какой мы вкладываем в это слово теперь: в группу слепых приверженцев жестких догм, отгораживающих их от всех инакомыслящих. Дюпон, ведавший печатными органами физиократов, “редактировал” все, что попадало в его руки, в физиократическом духе. Самое смешное, что он считал себя большим физиократом, чем сам Кенэ, и уклонялся от публикации переданных ему ранних работ последнего (когда Кенэ писал их, он был, по мнению Дюпона, еще недостаточно физиократом).

Такому развитию дел способствовали некоторые черты характера самого Кенэ. Д.И. Розенберг в своей “Истории политической экономии” замечает: “В отличие от Вильяма Петти, с которым Кенэ делит честь именоваться творцом политической экономии, Кенэ был человеком непоколебимых принципов, но с большой наклонностью к догматизму и доктринерству”. С годами такая наклонность увеличивалась, да и поклонение секты этому способствовало.

Считая истины новой науки “очевидными”, Кенэ становился нетерпим к другим мнениям, а секта во много раз усиливала эту нетерпимость. Кенэ был убежден в универсальной применимости своего учения независимо от условий места и времени. Его скромность ни на йоту не уменьшилась. Он вовсе не принижал своих учеников, но они принижали себя сами. Когда Кенэ умер в декабре 1774 года, физиократы не могли никем его заменить.

РАЗМЫШЛЕНИЯ O СОЗДАНИИ И РАСПРЕДЕЛЕНИИ БОГАТСТВ

К тому же они уже переживали упадок. Правление Тюрго в 1774 — 1776 годах оживило их надежды и деятельность, но тем сильнее был удар, нанесенный его отставкой. К тому же 1776 год — это год выхода в свет “Богатства народов” Адамма Смита. Французские экономисты следующего поколения — Сисмонди, Сэй и др. — больше опирались на Смита, чем на физиократов. В 1815 году Дюпон, уже глубокий старик, в письме попрекал Сэя тем, что он, вскормленный на молоке Кенэ, “бьет свою кормилицу”. Сэй отвечал, что после молока Кенэ он съел немало хлеба и мяса, то есть изучил Смита и других новых экономистов.

В конечном счете Сэй отказался и от главных прогрессивных элементов учения Смита.


Размышления о создании и распределении богатств : Ценности и деньги

Биография

Тюрго был учеником Франсуа Кенэ (Francois Quesnay), основоположника школы физиократов, и разделял его взгляды. В наши дни Тюрго известен не только как выдающийся мыслитель и королевский министр, но и один из первых приверженцев экономического либерализма – Тюрго пытался проводить подобную политику в условиях монархической Франции (France) и потерпел поражение.

Анн Робер Жак Тюрго родился 10 мая 1727 года в Париже (Paris).

Он был младшим сыном Мишеля-Этьена Тюрго (Michel-Étienne Turgot), который с 1729 по 1740 год занимал должность парижского прево – сегодня мы сказали бы, что он бы мэром Парижа, — и Мадлен Франсуаз Мартино де Бретиноль (Madeleine Francoise Martineau de Brétignolles), из старинного нормандского рода.

Образование, которое получил Тюрго, подразумевало, что он выберет стезю церковного деятеля, он учился в Сорбонне (Sorbonne), куда поступил в 1749 году, и назывался в то время Аббат де Брикур (abbé de Brucourt). В Сорбонне Тюрго представил две замечательные диссертации на латыни, ‘Les avantages que la religion chrétienne a apportés à l’espèce humaine’ (‘О преимуществах, которые христианская религия даровала человечеству’) и ‘L’Histoire du progrès dans l’esprit humain’ (‘Исторический прогресс человеческого разума’).

Первым свидетельством его интереса к экономике стало письмо о бумажных деньгах, опровергающее защиту аббата Жана Террасона (Jean Terrasson) системы Джона Лоу (John Law), датированное 1749 годом и адресованное его товарищу по университету, аббату де Сисе (abbé de Cicé). Кроме того, Тюрго любил стихосложение и пытался ввести во французскую поэзию правила латинской просодии, переводя четвертую книгу ‘Энеиды’ (Aeneid) классическим гекзаметром. К концу обучения Тюрго решил не принимать духовный сан, аргументируя это тем, что ‘не смог бы носить маску до конца своей жизни’.

Впервые Тюрго выразил занимавшую его идею прогресса в его ‘Tableau philosophique des progrés successifs de l’ésprit humain’ (‘Философский обзор последовательных достижений человеческого разума’) от 1750 года. По Тюрго прогресс должен охватывать не только искусство и науку, но и, на их основе, всю культуру – манеры, нравы, учреждения, юридические кодексы, экономику и общество.

В 1752-м он стал сначала субститутом, а затем и советником в парижском парламенте, в 1753-м – мастером прошений, т.е. чиновником высокого ранга в судебных инстанциях, а в 1754-м – членом королевской палаты. Тюрго стал завсегдатаем парижских салонов, где познакомился с лидерами школы физиократов Кенэ и Венсаном де Гурне (Vincent de Gournay) и другими экономистами.

В 1760-м, путешествуя по восточной Франции и Швейцарии (Switzerland), он посетил Вольтера (Voltaire), который стал одним из его главных друзей и сторонников. Все это время Тюрбо изучал различные отрасли науки и языки, как древние, так и современные, и занимался занимался переводами и литературной деятельностью, писал статьи, памфлеты и работы на экономические и религиозные темы. В августе 1761-го Тюрго был назначен интендантом, т.е. сборщиком налогов Лиможа (Limoges), одной из беднейших частей страны, и занимал этот пост 13 лет, пытаясь применить свои экономические познания к выгоде вверенных ему территорий. В это же время была написана самая знаменитая его работа, ‘Réflexions sur la formation et la distribution des richesses’ (‘Размышления о создании и распределении богатств’), в 1769-1770 напечатанная в журнале ‘Ephémérides du citoyen’ и в 1776 году опубликованная отдельным томом.

В июле 1774 года, с воцарением Людовика XVI (Louis XVI), Тюрго был назначен морским министром, а затем, месяц спустя, генерал-контролером финансов. Его назначение было встречено всеобщим одобрением, философские и экономические круги восприняли его с энтузиазмом. Финансовое положение Франции было отчаянным, и Тюрго немедленно приступил к реализации давно готовой у него программы, одним из основных пунктов которой была строжайшая экономия средств во всех отраслях – все ведомственные расходы должны были проходить через руки генерал-контролела, синекуры безжалостно сокращены, злоупотребления прекращены. Также он настаивал на том, что не следует повышать налоги, зато рекомендовал королю увеличить пенсии и создавать рабочие места.

Тюрго сразу же приступил к разработке указа, разрешавшего свободную торговлю зерном, но этот законопроект встретился с сильнейшей оппозицией, даже в королевском совете. Другие министры и те, кто был заинтересован в спекуляциях зерном, возненавидели прогрессивного экономиста.

Но худшим врагом Тюрго был неурожай 1774 года, который привел к беспорядкам и волнениям. Однако Тюрго проявил большую твердость в подавлении беспорядков и преданно поддерживал короля во всем. Но ему не удалось удержать доверие Людовика XVI (королева выражала к Тюрго особенно сильную неприязнь, ее поддерживали церковники и знать), и Тюрго утратил поддержку короля, побоявшегося слишком прогрессивных реформ — 12 мая 1776 года ему было приказано подать в отставку.

Остаток своей жизни он провел в научных и литературных изысканиях и скончался 18 марта 1781 года.

ТЮРГÓ (Turgot), Анн Робер Жак (10.V.1727 – 20.III.1781) – франц. экономист, философ-просветитель, гос. деятель. Чл. Академии надписей (с 1776). Получил теологич. образование (семинария и теологич.

ф-т Сорбонны). Увлеченный идеями просветителей, отказался от духовной карьеры. С 1751 стал чиновником Париж, парламента. Т. сотрудничал в "Энциклопедии", сблизился с физиократами. Занимался гл. обр. вопросами политэкономии. Развил и завершил идеи школы физиократов; придавал большее, чем Ф. «Кенэ» и его последователи, значение пром-сти, торговле, ден. обращению, кредиту. У него "… физиократическая система выступает как выражение нового капиталистического общества, пробивающего себе дорогу в рамках феодального общества" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1, с. 21). Т. дал более глубокий, чем у Кенэ, анализ клас. структуры бурж. общества, показав, что из трех выделенных Кенэ классов два – "производительный" (класс земледельцев) и "бесплодный" (торг.-пром.) – в свою очередь делятся на владеющих и не владеющих орудиями произ-ва: первый – на фермеров и батраков, второй – на предпринимателей и наемных рабочих. Идя дальше теории физиократов, Т. подходил к пониманию того, что прибавочный продукт создается не только в с. х-ве, но и в др. отраслях материального произ-ва. В историю социологи, и историч. мысли Т., автор ряда историко-филос. работ, вошел прежде всего как один из создателей цельной бурж. теории о прогрессе как всеобщем историч. законе. В соответствии с этим Т. определял задачи историч. науки: "… рассмотрение последовательных успехов человеческого рода и подробное изучение вызвавших их причин" (Избр. филос. произв., М., 1937, с. 78). Разделяя общее для просветителей представление о том, что гл. сила историч. прогресса – развитие разума, просвещения, Т. вместе с тем придавал большое значение условиям материальной жизни. Восхождение человечества по ступеням обществ. прогресса он связывал с переходом от собирательства и охоты к скотоводству, а затем к земледелию. Хотя Т., враг феод. порядков, и считал, подобно др. просветителям, средние века периодом глубокого упадка, но одновременно он сумел различить в эпохе средневековья элементы прогрессивного развития.

Т. был также крупным гос. деятелем. В 1761–74 Т. – интендант в Лиможе; он провел ряд прогрессивных мер в пров. Лимузен (постройка дорог, усовершенствования в с. х-ве, основание ветеринарной школы, внедрение текстильного произ-ва и др.), пытался урегулировать и снизить налоговое обложение крестьян. Будучи в 1774–76 ген. контролером финансов, он выступил как "…радикальный буржуазный министр, деятельность которого была введением к французской революции" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1, с. 38). Из предложенной им программы бурж. реформ он успел провести: свободу торговли зерном и мукой; снижение гор. ввозных пошлин на продовольствие и распространение их на привилегированные сословия, замену натуральной дорожной повинности (ложившейся преим. на крестьян) ден. позем. налогом, распространявшимся на все сословия; упразднение цеховых корпораций и торг. гильдий (с одноврем. запрещением во имя буржуазно понятой "свободы труда" объединений и союзов мастеров, подмастерий, рабочих, учеников). Реформы Т. вызвали ожесточенное сопротивление привилегированных сословий, добившихся увольнения Т. в отставку. В том же 1776 были отменены предпринятые им преобразования.

Соч.: Œuvres…, v. 1–5, P., 1913–23; в рус. пер. – Избр. философские произведения, М., 1937; Избр. экономические произведения, М., 1961.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1, 3 (см. Указатель имен); Чернышевский Н. Г., Избр. экономич. произв., т. 1, М., 1948, с. 633–66; Волгин В. П., Развитие общественной мысли во Франции в XVIII в., М., 1958, с. 88–94; Соколов Н. П., Исторический процесс в произведениях Тюрго, "Уч. зап. Горьковского ун-та", 1959, в. 51; Казарин А. И., Тюрго как философ и историк, в сб.: Франц. ежегодник. 1961, М., 1962; Schelle G., Turgot, P., 1909; Dakin D., Turgot and the ancient régime in France, L., 1939; Faure Ε., La disgrâce de Turgot, P., 1961.

A. В. Адо. Москва.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *