Колонии в России

История

11 июля 1929 года постановлением Совета народных комиссаров СССР «Об использовании труда уголовно-заключённых» создавались две параллельные структуры мест лишения свободы: в ведении ОГПУ СССР и в ведении республиканских НКВД. Основу первой структуры составляли исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) для осуждённых к лишению свободы на срок свыше трёх лет, а вторая структура включала места лишения свободы для лиц, осуждённых на срок до трёх лет, для содержания которых следовало организовать сельскохозяйственные и промышленные колонии.

В 1934 году эти исправительно-трудовые колонии (ИТК) перешли в ведение Главного управления лагерей, трудовых поселений и мест заключения НКВД СССР.

Согласно постановлению ЦК КПСС и СМ СССР 1443-719с от 25 октября 1956 года все ИТЛ Министерства внутренних дел СССР должны были быть переданы в подчинение министерств внутренних дел союзных республик и впоследствии реорганизованы в ИТК.Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года предусмотривали ИТК общего, усиленного, строгого и особого режимов, а также колонии-поселения.

С 1 января 1997 года ИТК в России были переименованы в исправительные колонии (ИК).

Виды и режим содержания

Вид исправительной колонии, в которой осуждённому надлежит отбывать наказание, определяется судом.

В колониях-поселениях содержатся осуждённые, впервые приговорённые к лишению свободы за неосторожные преступления, за умышленные преступления небольшой и средней тяжести, а также положительно характеризующиеся осуждённые, переведённые с их согласия из колонии общего и строгого режимов. Эти три категории осуждённых содержатся в разных колониях-поселениях.

В колониях общего режима содержатся впервые осуждённые, приговорённые к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, а также неосторожных преступлений и умышленных преступлении небольшой или средней тяжести, если суд не сочтёт возможным направить их в колонию-поселение.

Заключённые колонии строгого режима

В колониях строгого режима содержатся осуждённые, впервые приговорённые к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; осуждённые при рецидиве преступлений и опасном рецидиве преступлений, если они ранее отбывали наказание в виде лишения свободы.

Ранее в данных исправительных учреждениях отбывали наказания осуждённые женщины при особо опасном рецидиве.

В колониях особого режима содержатся осуждённые мужчины при особо опасном рецидиве преступления; осуждённые к пожизненному лишению свободы, а также осуждённые, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определённый срок или пожизненным лишением свободы.

Женщины содержатся в отдельных от мужчин исправительных колониях.

В исправительных колониях общего, строгого и особого режима установлено три вида условий отбывания наказания: обычные, облегчённые и строгие. Осуждённые, поступающие в колонию общего режима после вступления приговора в законную силу, направляются в обычные условия отбывания наказания. В эти же условия могут быть переведены осуждённые, отбывавшие наказание в облегчённых условиях, если они признаны злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания. Вместе с тем, в обычные условия могут быть переведены осуждённые, находившиеся в строгих условиях, при отсутствии взысканий и добросовестном отношении к труду в течение определённого срока.

Если же осуждённый характеризуется отрицательно и признаётся злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, то он переводится в строгие условия отбывания наказания. В колониях особого режима в строгие условия отбывания наказания осуждённые за умышленные преступления, совершённые в период отбывания лишения свободы, и осуждённые за совершение тяжких и особо тяжких преступлений помещаются сразу по прибытии.

В облегчённых условиях в колониях общего и строгого режима отбывают наказание осуждённые, переведённые туда из обычных условий, если они не имели нарушений установленного порядка отбывания наказания и добросовестно относились к труду в течение определённого срока.

В обычных и в облегчённых условиях осуждённые проживают в общежитиях, в строгих — в запираемых помещениях и при этом имеют право на ежедневную прогулку продолжительностью полтора часа, если не работают на открытом воздухе.

Размер средств, имеющихся на лицевых счетах осуждённых, которые осуждённые могут расходовать для приобретения пищевых продуктов и предметов первой необходимости, кроме заработанных во время отбывания наказания и полученных в качестве пенсий и социальных пособий, количество свиданий с близкими, посылок и бандеролей, которые они имеют право получать, телефонных звонков, на которые они имеют право, также зависят от вида колонии и условий содержания.

Описание

Колония разделена на промышленную зону, где расположены производственные помещения, и жилую зону (поэтому на уголовном жаргоне колонии называют «зонами»). Жилая зона разбита, в свою очередь, на ряд «локальных участков», где расположены общежития для заключённых. Кроме того, на территории жилой зоны обычно имеется столовая, клуб, библиотека, школа, амбулатория (медчасть), иногда небольшой стационар (на 10-30 человек), баня, штаб, в котором расположены помещения для административных работников. Часто есть церковь или место для молитв. В колонии обычно есть комнаты для краткосрочных (от 2 до 4 часов) и длительных (от 1 до 3 суток) свиданий.

Заключённые колоний особого и строгого режимов содержатся в запираемых камерах (на 20-50 человек), а общего режима — в общежитиях (заключённые называют их «бараками»). Спальные комнаты в общежитиях рассчитаны на 20-150 человек, койки расположены в два или три яруса. Установленная законом норма жилой площади — 2 м² на одного человека.

Осуждённые к пожизненному заключению содержатся в камерах по два человека. По желанию осуждённого и при наличии свободной камеры осуждённый к пожизненному заключению может содержаться в одиночной камере.

Кроме спальных комнат, в общежитии на каждые 150—200 человек («отряд») предусмотрены: комната для хранения личных вещей; раздевалка для верхней одежды, комната для приёма пищи, «красный уголок» (прежнее название — «ленинская комната»), где обычно проводятся культурно-массовые мероприятия и имеются столы, полки для книг, радиодинамик, телевизор. В колониях всех режимов, кроме особого, перед общежитием имеется небольшая огражденная забором площадка для прогулок («локальная зона»), рассчитанная на 200—600 человек. В дневное, свободное от работы и мероприятий время, заключённые имеют право выходить из общежития в «локальную зону». По остальной территории колонии заключённые могут передвигаться только строем с разрешения администрации.

В колонии имеются также помещения для дисциплинарных наказаний: штрафной изолятор (ШИЗО), где наказанные могут содержаться до 15 суток и помещение камерного типа (ПКТ) со сроком содержания до шести месяцев.

Количество заключённых в одной колонии составляет от 500 до 3000 человек (чаще — в пределах 1500—2000 человек).

> См. также

  • Воспитательная колония
  • Дом ребёнка при исправительной колонии
  • Колония-поселение
  • Тюрьма

Колония строгого режима: что это такое?

Колония строгого режима – разновидность исправительного учреждения закрытого типа, где отбывают наказание преступники, представляющие большую опасность для общества и нуждающиеся в жёстких ограничениях для исправления.

Эти лица осуждены за совершение особо тяжких преступных деяний, совершённых впервые либо при рецидиве преступления средней степени тяжести.

Условия пребывания в колонии строгого режима весьма суровые, включают в себя много ограничений и абсолютную изоляцию от общества.

Чем отличается тюрьма от колонии строгого режима?

Тюрьма – это обобщённое понятие, которым называют в быту любое исправительное учреждение, где содержатся преступники, изолируемые от общества. На самом деле тюрьма и колония – исправительные учреждения разных видов.

Ключевое отличие порядка содержания в тюрьме – ограничение передвижения заключённого в пределах данного учреждения. Здесь преступник постоянно находится в рамках своей камеры и только 1 раз в сопровождении конвоя он выходит на прогулку.

Колония – это своего рода закрытый посёлок, где содержатся осужденные к лишению или ограничению свободы лица. Здесь имеются жилые бараки, рабочие зоны, административная часть, частные магазины, котельная, библиотека и пр.

Режим содержания в колонии обычно более свободный, чем в тюрьме. Однако есть и отдельные колонии, призванные максимально ограничить права опасного преступника.

Как в колонии, так и в тюрьме, осуждённые могут содержаться в условиях 3 режимов:

  • обычного;
  • строгого;
  • особо строгого.

Режим устанавливается судебным приговором и назначается в соответствии с требованиями УК РФ.

В тюрьме перемещение заключённых сведено к строго ограниченному периметру: на прогулку — в рабочую камеру – в тюремную камеру. Свободное хождение запрещено. Попадают в тюрьму рецидивисты и лица, совершившие тяжкое или особо тяжкое деяние.

Больных тяжёлыми заболеваниями осуждённых, а также детей в тюрьму не сажают, их можно отправить только в колонию.

В целом тюрьма и колония призваны выполнять аналогичные функции, однако по своим особенностям они значительно различаются. Сидеть в четырёх стенах тюремной камеры морально тяжелее, чем находиться в колонии — своеобразном «закрытом городе».

Различительные признаки:

  • Ограничение передвижения. В тюрьме заключённых выводят только на прогулку, свидание или на встречу с адвокатом. В колонии осуждённым разрешено посещать рабочую зону и другие места в соответствии с режимом.
  • Трудовая деятельность. В колониях осуждённые трудятся в специальных бараках и даже получают зарплату. В тюрьме имеется всего несколько рабочих камер, но в основном заключённые сидят без дела.
  • Типы учреждений. Колония предназначена для исправления осуждённого. В тюрьму отправляют преступников-рецидивистов с минимальными шансами на реабилитацию. Кроме того, тюрьма представлена одной разновидностью, в то время как ИК может быть ещё воспитательной и лечебной.

Чем отличается колония общего режима от колонии строгого режима?

Различия между режимами прописаны в ст.121 и 122 УК РФ. Они заключаются в ряде ограничений, касающихся получаемых свиданий, размера средств, которые он может тратить, и т. д.

При этом в колониях обоих типов осуждённый может содержаться в обычных, облегчённых и строгих условиях, которые устанавливаются в рамках одного исправительного учреждения.

Различительные признаки колоний общего и строгого режима:

  • Контингент преступников. В условиях общего режима содержатся осуждённые, впервые совершившие тяжкие преступления, а также деяния небольшой и средней тяжести. В условиях строго режима содержатся лица, впервые совершившие особо тяжкие преступления и рецидивисты.
  • Ежемесячный расход финансовых средств. В учреждении общего режима (в рамках обычных условий) допускается расходовать на еду и необходимые нужды средства в размере 3 минимальных зарплат, а в учреждении строгого режима – не более 2.
  • Количество ежегодных свиданий. В колонии общего режима при обычных условиях осуждённым даётся возможность 6 краткосрочных и 4 длительных свиданий, в колонии строго режима – только по 3 свидания.
  • Количество передач. Осуждённый в колонии общего режима (при обычных условиях) может получать по 6 посылок и бандеролей, в учреждении строгого режима – не более 4 посылок и 4 бандеролей.

На 2019 год сняты ограничения, касающиеся веса передачи. Сейчас максимальный вес посылки может составлять не 20 кг, как ранее, а 50 кг.

Исправительная колония строгого режима: условия содержания

Исправительная колония для осуждённых – своего рода «маленькое государство» со своими порядками, устоями и правилами.

Жизнь её «обитателей» во многом зависит от контингента преступников, персонала и административных работников.

Но всё же основные условия содержания и порядок чётко регламентированы. Это касается количества передач, свиданий, расхода средств (см. выше).

Внутреннее устройство колонии

Каждая ИК строгого режима обязательно разделяется на жилую и производственную зоны.

Жилая зона, как правило, включает несколько локальных зон:

  • библиотеку;
  • столовую;
  • медчасть с лазаретом;
  • баню;
  • штаб с кабинетами административных работников.

Осуждённые содержатся в камерах, рассчитанных на 30-50 человек. В них расположены койки в 2-3 яруса; норма площади на одного человека — 7 м².

На территории ИК обязательно устроена площадка для прогулок и штрафной изолятор (ШИЗО), куда отправляют на время осуждённых, нарушивших порядок.

Особенности содержания женщин в колонии

Женщины попадают в ИК строгого режима по тем же основаниям, что и мужчины, — за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Колония для женщин немногим отличается от мужской. Условия здесь созданы без учёта психологических, физиологических и иных особенностей женского организма.

Здесь женщина часто теряет социальную адаптацию, особенно при отсутствии моральной и финансовой поддержки со стороны родных и близких.

Лишение свободы переносится слабым полом намного мучительнее, чем мужчинами, что обусловлено удалённостью от дома, родных, отсутствием гигиенических условий, трудностями режима (единая форма одежды, отсутствие личных вещей, хождение строем).

Условия и порядок в женских колония строгого режима подчинены общим требованиям норм Уголовного Кодекса: аналогичное количество посылок и свиданий, тяжёлый, иногда неженский труд, такие же дисциплинарные взыскания, включая пребывание в штрафном изоляторе.

И мужчины, и женщины, пробыв в ИП строгого режима 3-5 лет, привыкают к такой жизни, поэтому часто после выхода на волю вновь сюда возвращаются. Кстати, среди преступников нередко встречаются талантливые люди: мастера, художники, умельцы.

Как проходят краткосрочные и длительные свидания в колонии строгого режима?

Количество свиданий зависит от формы отбытия наказания. Осуждённому, отбывающему наказание в ИК строгого режима на обычных условиях, разрешены 3 длительных и 3 краткосрочных свиданий в год.

При облегчённой форме отбытия срока количество свиданий здесь увеличивается до 4 длительных и 4 краткосрочных (как в ИК общего режима).

Краткосрочные свидания – это непродолжительные встречи осуждённого с родными и близкими в специально оборудованной на территории колонии комнате.

Разрешить свидание вправе только администрация колонии. На краткосрочное свидание осуждённого сопровождает представитель колонии.

Во время краткосрочного свидания запрещается передавать осуждённому вещи и продукты. Беседа с ним обязательно прослушивается работниками колонии.

В некоторых случаях такое свидание проходит в комнате с оборудованным стеклянным разделением между осуждённым и его гостем.

На длительные свидания с осужденным выделяется несколько дней, а проходит оно в помещении колонии или в корпусе гостиницы, расположенной на территории ИК. Проживание оплачивает родственник или сам осуждённый.

Основные правила длительных свиданий:

  • Можно брать напитки и продукты питания, но не в стеклянной таре.
  • Осуждённому нельзя покидать комнату свидания, иначе оно будет окончено.
  • Длительное свидание разрешается только для близких родственников, членов семьи.
  • Если осуждённый не отличается примерным поведением, то длительные свидания ему могут запретить.

Не допускаются свидания с людьми, не являющимися родственниками, а также с сожителями.

Как проходят свидания в колонии?

Перед свиданием родственники проходят полный досмотр («карантин») на предмет запрещённых предметов: денег, наркотиков, сотовых телефонов, оружия.

Тщательно проверяются документы и бумаги, подтверждающие факт родства с осуждённым. Отказ от досмотра возможен, но это приведёт к отмене свидания.

Помещение для встреч обязательно оборудовано телефоном; в случае чего можно немедленно вызвать вооруженную охрану. По окончании свидания за гостем приходит автобус, осуждённый же отправляется к КПП.

Тюрьма: история и современность

Тюрьма, в качестве места содержания преступников появилась одновременно с необходимостью самого уголовного их наказания.

Под словом тюрьма (от нем. Thurm — башня, от тюркского – türme, либо от татарского törmä — темница) понимается изолированное от внешнего мира и охраняемое стражей здание для принудительного содержания лиц, подлежащих заключению по приговорам судов.

Мировая пенитенциарная история свидетельствует о том, что первые тюрьмы появились в Англии 1553 года и в Голландии 1595 года во второй половине шестнадцатого века (Англия – 1555г., Голландия – 1595г.). Позднее идея тюремного содержания заключённых расширилась за счёт создания тюрем принципиально нового типа. Так, религиозная община квакеров в США в целях физической и духовной изоляции заключённых от общества в 1786 году в штате Пенсильвания устроила тюрьму, названную её основателями «Пенитенциарием» (от латинского слова «poenitentiarium» — дом покаяния). Суть наказания, отбываемого в такой тюрьме, заключалась в полной изоляции человека от общества и оставлении его один на один со своей совестью, что должно было, по мнению квакеров, привести преступника к раскаянию и исправлению. Осуждённые должны были находиться в полном молчании и тишине, усердно изучать религиозную литературу и молиться. Подобная модель получила признание, как в США, так и в Англии и некоторых других странах, но не смогла решить задач духовного возрождения преступников в силу неоправданной жестокости процесса исполнения наказания. В 1816 году в г. Оборн (штат Нью-Йорк) была открыта подобная пенсильванской тюрьма с той лишь разницей, что осуждённых изолировали в одиночные камеры только на ночь.

Практика исполнения уголовных наказаний настоятельно требовала создания иных тюрем различного функционального назначения для содержания отдельных категорий осуждённых. Исходя из этого, постепенно появлялись следующие виды тюрем:

1) тюрьмы для отбытия наказания за менее тяжкие преступления и за проступки;

2) арестантские отделения;

3) смирительные дома (Zuchthäuser);

4) каторжные тюрьмы;

5) тюрьмы предварительного заключения;

6) пересыльные тюрьмы;

7) военные тюрьмы;

8) тюрьмы для несовершеннолетних;

9) тюрьмы для увечных, больных и анормальных (Invaliden-Gefängnisse);

10) переходные тюрьмы (intermediate prisons в ирландской системе);

11) политические тюрьмы;

12) тюрьмы для военнопленных (английские концентрационные лагеря для буров в Южной Африке);

13) тюрьмы для несостоятельных должников;

14) мужские и женские тюрьмы.

В России впервые тюрьма в качестве исправительного учреждения упоминается в Судебнике 1550 года.

Начиная с соборного Уложения 1649г. содержание в тюрьме стало применяться как дополнительная мера к членовредительным наказаниям.

В период царствования Екатерины II тюремное дело России начинает активно совершенствоваться. Изданный Императрицей «Наказ» строго отделял подследственное задержание от заключения под стражу. Документ ставил задачу исправления или воспитания наказываемого с целью воспрепятствования ему снова сделаться вредным членом общества. Кроме того, Екатерина Вторая собственноручно написала не получивший, однако, утверждения проект общего тюремного устава, основанного преимущественно на принципе разобщения мужчин от женщин и распределения арестантов на мелкие группы по три или по два человека в камере.

Начиная с 1785года, впервые стали вноситься в государственную роспись (бюджет) необходимые на содержание «колодников» суммы.

В конце 19-го столетия пенитенциарная система России была тюремной. Тюрьма понималась как острог, темница, место заключения преступников или подсудимых, узников. В этот исторический период в России насчитывалось более 800 тюрем, которые фактически играли ведущую роль в пенитенциарной системе государства. К тюрьмам того периода относились: временная полицейская тюрьма – арестантская; мешок; блошнина; тюрьма в крепости – каземат; долговая тюрьма – карательная. В тюрьмах содержались узники срочно, по приговору суда.

В начале 20-го века, после Октябрьской революции тюрьмы стали восприниматься как атрибут буржуазного общества, символ жестокости самодержавной власти. В те годы в революционном порыве было физически уничтожено более половины тюрем . Принципиальное отрицание старой тюремной системы, высокий уровень преступности и необходимость защиты нового социального устройства выдвигали на ведущее место проблему организации новой государственной структуры учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания. По сути дела Россия того периода оставалась тюремной, однако эти исправительные учреждения постоянно изменялись как по наименованиям, так и по условиям содержания осуждённых. В 1933 году российские тюрьмы были переименованы дома заключения. До 1963 года тюрьмы назывались следственными изоляторами, где содержались подследственные, которым была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Даже в настоящее время тюрьмой на бытовом уровне называют учреждение, где подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений содержатся под стражей до суда. В большинстве случаев в разговорной русской речи под тюрьмой понимается любое учреждение для исполнения уголовных наказаний или для предварительного заключения.

Сохранённые в Российской Федерации и функционирующие до настоящего времени тюрьмы являются частью уголовно-исполнительной системы. Современная тюрьма́ — один из видов пенитенциарных (исправительных) учреждений, место, где осуждённые содержатся в условиях строгой изоляции и, в силу этого, предельно ограничены в правах и лишены целого ряда личных свобод.

Тюрьмы как вид исправительного учреждения подведомственны Федеральной службе исполнения наказаний России (ФСИН) министерства юстиции Российской Федерации. В настоящее время в системе ФСИН России функционирует 7 тюрем (Владимирская область — 2 тюрьмы, Ульяновская область, Челябинская область, Красноярский край, Липецкая область, Саратовская область).

По действующему законодательству мужчинам, осуждённым к лишению свободы отбывание части срока наказания может быть назначено в тюрьме. Для отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях тюрьмы направляются (ст. 58 УК):

1) мужчины, осуждённые к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет (ч.2 ст. 58 УК);

2) мужчины, осуждённые при особо опасном рецидиве преступлений.

Перечень осуждённых, направляемых для отбывания наказания в тюрьмы, дополняется Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (ст. 130) которая устанавливает, что в тюрьмах содержатся:

1) мужчины, осуждённые к лишению свободы на срок свыше пяти лет. При этом здесь не закрепляется, что осуждение имеет место за совершение особо тяжких преступлений, что позволяет расширенного толковать указанную позицию закона, которая находится в противоречии с требованиями части 2 статьи 58 УК РФ;

2) осуждённые мужчины, переведённые в тюрьму на срок до трёх лет за нарушение установленного порядка отбывания наказания в исправительных колониях общего, строгого и особого режимов;

3) мужчины, осуждённые к лишению свободы, ранее не отбывавшие лишения свободы и обязанные отбывать наказание в исправительной колонии общего режима с их согласия и в исключительных случаях могут быть оставлены в тюрьме для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

Использование законодателем выражения «может быть назначено» означает возможность судебного усмотрения в вопросах определения вида исправительного учреждения. Усмотрение может быть выражено в форме одного из следующих судебных решений:

1) тюрьма, как вид исправительного учреждения, назначается для отбывания только части назначенного судом наказания. В том случае, если суд назначает тюрьму как вид исправительного учреждения для отбытия только части целого наказания, то он обязан, в приговоре указать какую именно часть надлежит отбывать в тюрьме, а также обозначить иное исправительное учреждение, в котором осуждённый должен отбыть оставшуюся часть срока наказания;

2) весь срок наказания, определённый в приговоре суда, должен отбываться только в тюрьме (в приговоре указывается один вид исправительного учреждения – тюрьма);

3) тюрьма, как вид исправительного учреждения, для отбывания назначенного судом наказания в виде лишения свободы, не назначается (указываются исправительные колонии разных режимных видов).

Уголовно-исполнительным кодексом корректируются сроки, засчитываемые осуждённому в наказание. В соответствии с частью первой статьи 130 УИК РФ, если в период пребывания в следственном изоляторе к осуждённому не применялась мера взыскания в виде водворения в карцер, срок его нахождения на строгом режиме исчисляется со дня заключения под стражу. Такая постановка вопроса преследует следующие цели:

1) обеспечивает порядок в следственном изоляторе;

2) сдерживает возможные конфликтные ситуации;

3) закладывает основы для успешного применения основных средств исправления осуждённых в условиях тюрьмы;

4) обеспечивает общую профилактическую направленность в работе системы временного содержания и исправительных учреждений и т.д.

Срок, назначенный по приговору суда для отбывания в тюрьме, исчисляется со дня прибытия осужденного в тюрьму.

Условия отбывания наказания в тюрьме отличны от других мест лишения свободы, поскольку осуждённые содержатся в камерах, а не в общежитиях, как в исправительных и воспитательных колониях. Тюрьма является предельно строгим режимным учреждением всей действующей уголовно-исполнительной системы.

В настоящее время в науке уголовно-исполнительного права особую актуальность приобретает дискуссия по вопросу о коренном реформировании действующей уголовно-исполнительной системы.

Мнения исследователей этого важнейшего вопроса сводятся в основном к одному назревшему и принципиальному вопросу об основах построения новой государственной системы учреждений и органов, исполняющих наказания. Отдельные авторы высказывают мнение о необходимости сохранения колоний в качестве основного вида исправительных учреждений. Так, например, профессор М.С. Рыбак считает, что в тюрьмах и иных пенитенциарных учреждениях рост влияния неформальной субкультуры и так называемых «лидеров отрицательной направленности» распространены не менее чем в колониях. Их продуцирует среда правонарушителей, изолированных от позитивных социальных связей. Поэтому, заключает автор, предложение о «переоборудовании колоний в тюрьмы» несвоевременно. С такой постановкой вопроса трудно согласиться в силу того, что любое уголовное наказание, связанное с изоляцией от общества, самым естественным образом исключает в той или иное мере социальные связи. В этом суть самого наказания, его карательная направленность. Вопрос лишь в том, в какой мере преступник изолируется. Предельный уровень социальной изоляции – тюремный режим вполне логичен относительно профессиональных преступников в той точки зрения, что таким образом обеспечивается, даже на время, безопасность общества. Но даже тюрьма с её в высшей степени строгим режимом содержания осуждённых не в состоянии обеспечить достижение цели исправления осуждённых.

Справедливо в этой части отмечает профессор В.М. Анисимков: «Для определенной части осужденных тюрьма не страшна, а значительная часть даже предпочитает этот вид режима. Как правило, это «воры в законе» и прочие «авторитеты», которые не любят и принципиально отказываются трудиться («отказники»). В тюрьме они свободны от некоторых «тягостных» режимных требований (например, обязательное ежедневное построение и т.д.) и считают для себя более престижным пребывание в привычной, блатной среде, общаясь с подобными себе осужденными.

Вместе с тем, достаточно дискуссионным является вывод профессора В.М. Анисимкова о том, что было бы целесообразно свести число тюрем к минимуму, рассредоточив особо опасных преступников по колониям особого режима (создавая, где необходимо, локальные зоны содержания привычных правонарушителей, применяя к ним императивные меры воспитательного воздействия). Возможны и другие мероприятия по пресечению криминогенного влияния особо опасных категорий уголовников. Основным видом исправительных учреждений должна оставаться колония. К ним в ближайшем будущем должна прибавиться и сеть исправительных центров, имеющих сходные функции и условия содержания осужденных. Колония имеет ряд преимуществ перед другими учреждениями, исполняющими лишение свободы, например, тюрьмой. В подтверждение своего вывода В.М. Анисимков полагает, что колонии более востребованы, чем тюрьмы по следующим основаниям:

Во-первых, для колонии характерно применение мер исправительного воздействия в полном объеме, в отличие от тюрьмы, где привлечение осужденных к труду, общеобразовательному обучению и профессионально-технической подготовке сдерживается необходимостью обеспечения более строгой изоляции осужденных. Вследствие этого для колоний характерно наличие производственной базы, где могут трудиться осужденные к лишению свободы, системы общеобразовательных школ, профессионально-технических училищ, курсов переподготовки и т.п.

Во-вторых, в организационном плане исправительная колония построена по отрядному принципу: осужденные объединены в отряды, которые размещаются в обычных жилых помещениях, воспитательная работа с ними ориентирована в основном на применение коллективных методов воздействия на личность. В тюрьмах, а также в отношении части осужденных, отбывающих наказание в колонии особого режима, обеспечивается покамерное содержание осужденных, что определяет специфику организационного построения этих учреждений, формы и методы воспитательной работы с осужденными.

Вместе е тем, как представляется, постановка вопроса о целесообразности тюрем не должна рассматриваться с позиции преимуществ условий проведения воспитательной работы с осужденными их образовательного обучения и профессиональной подготовки. Тюрьма должна выполнять иную, определяющую её существование функцию, – изоляцию от общества и обеспечение его безопасности. Воспитательное воздействие на осуждённых, отбывающих наказание в тюрьме, должно быть предельно ограничено и выражено именно строгостью режима их содержания.

В том случае, когда осуждённый, являющейся злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, переводится в тюрьму в порядке усиления режимного воздействия (п. «в» ч. 4 ст. 78 УИК РФ.) тюрьма приобретает особое, исключительное значение. Исключительность тюрьмы в этом случае выражается в том, что в сознании осуждённого такое перемещение продуцирует синдром выбора интересов (сопоставление условий отбывания наказания в пользу исправительной колонии). Создание в оценке осуждённого резко выраженного контраста в пользу режима содержания в условиях исправительной колонии, т.е. такого состояния, к которому стремится законодатель, может рассматриваться в качестве основного мотивационного начала предопределяющего будущее правопослушное поведение, основанного на страхе перевода в тюремный режим. Именно контраст между условиями отбывания наказания в тюрьме и исправительной колонии несёт в себе основную воспитательную нагрузку. Проведение традиционных форм воспитательного воздействия, порой оторванных от реальной действительности, в условиях тюрьмы лишь снижает уровень восприятия этого контраста. Исправительное воздействие на осуждённых в обычном его понимании в условиях тюрьмы нецелесообразно. Оно присутствует в тюремном режиме и им обеспечивается.

Заслуживает внимания позиция В.А. Фефелова относительно реконструкции отечественной уголовно-исполнительной системы. Он предлагает свести количество исправительных колоний к минимуму. «Вместо исправительных колоний целесообразно создавать систему новых тюрем, не жалея затрат на их строительство. Тюрьма должна стать главным видом исправительных учреждений. Переход от исправительных колоний к тюрьмам должен быть поэтапным. Это означает, мере их строительства, чтобы они работали не только сегодня, но и завтра, и через сотни лет».

Применение наиболее суровых мер уголовно-правового воздействия, к которым относится тюремное заключение, вызвано потребностью общества в ощущении собственной безопасности от наиболее опасных, нравственно деградированных, асоциально настроенных привычных преступников, по отношению к которым достижение целей наказания в условиях исправительных колоний представляется проблематичным и даже невозможным. Существовавшая в советский период система исправительных колоний, выстроенная изначально на идеалистических принципах, в настоящее время принципиально исчерпала и дискредитировала себя. На её смену должна прийти новая и модернизированная тюремная система исполнения уголовных наказаний.

Тюремное содержание осуждённых должно основываться на следующих принципиальных установках:

1) строжайшее соблюдение установленных тюремных правил и условий отбывания наказания (режим) – основополагающее требование;

2) строгая дифференциация условий отбывания наказания, нейтрализация пропаганды и мер по сохранению субкультурных отношений (правил и обычаев преступного мира) в среде осуждённых, изоляция её ярых носителей и их влияния на основную массу осуждённых;

3) привлечение осуждённых к труду (по возможности);

4) воспитательная работа с осуждёнными в тюремных условиях должна быть интегрирована в режимные требования;

5) предельное усечение прав, свобод и возможностей удовлетворения законных интересов;

6) сокращение до минимума социальных связей и контактов (лишение возможности пользоваться свиданиями);

7) лишение права на условно-досрочное освобождение (из тюрем строгого и особого режимов) и т.д.

Основная идея содержания опасных преступников в условиях тюрьмы выражена необходимостью обеспечения безопасности общества, а не стремлением к их исправлению. Такая основополагающая идея лежала в основе учений российских учёных правоведов во второй половине 19-го и начале 20-го веков. Так, виднейший русский правовед И.Я. Фойницкий ещё в конце 19-го века справедливо отмечал: «тюрьма должна быть репрессивна, и весьма важно избегать той ложной филантропии, которая желала бы, во что бы то ни стало, улучшить жизнь узников, забывая, что при этом тюрьма могла бы стать наградою вместо кары. Тюрьма не должна превращаться ни в общественную школу, где ученик остаётся до выдержания экзамена, ни в общественную больницу, где больной остаётся до выздоровления».

Н.С. Таганцев, рассуждая о роли тюрьмы в вопросах исправления осуждённых, приходил к выводу что «Было бы иллюзией ждать от тюрем нравственного перерождения арестанта, для этого сам арестант представляется материалом непригодным. Устраняя возможность удовлетворения одной из коренных потребностей человеческой природы – общежительности, одиночное заключение представляется несомненно грозным наказанием, и в особенности для наиболее испорченных преступников, которые лишаются возможности величаться и хвастаться своими подвигами, играть первенствующую роль благодаря своему преступному прошлому. Наоборот отделение от других арестантов будет нередко благодеянием для наименее испорченных натур, испытывающих часто сильное чувство стыда и унижения благодаря преступному сообществу. Таким образом, одиночное заключение одновременно является и устрашительным, и справедливым».

Относительно средств исправления осуждённых при их камерном и одиночном содержании Н.С. Таганцев считал: «В системе келейного заключения существенным средством исправления является отделение арестанта от всего мира, поставление его в такое положение, при котором он мог бы, ничем не развлекаясь, оставаясь наедине с самим собой, обдумывать своё прошлое и каяться. По системе отделения арестант отделяется от других арестантов и, тем самым, устраняется от их влияния».

Одним из важнейших преимуществ тюремной системы заключается в том, что она (система) способствует значительному (если не полному) затруднению отрицательного влияния и воздействия профессиональных и привычных преступников на остальных осуждённых, что является одним из существенных положительных моментов в вопросах профилактики рецидива преступлений.

Приведенные доводы исследователей «тюремного» вопроса свидетельствуют о том, что существование тюрем, как вида исправительного учреждений является дискуссионной проблемой, и, по этому поводу имеются самые разные позиции и взгляды. В концентрированном виде эти позиции сводятся к следующим моментам:

1) тюрьмы должны быть ликвидированы совсем;

2) вся система отбывания лишения свободы в отношении взрослых осужденных должна быть выстроена по принципу тюремного отбывания наказания;

3) тюрьмы необходимо оставить в небольшом количестве для наиболее опасных преступников и ряд других позиций.

Представляется, что переход России на тюремную систему, скорее даже возврат к ней, наиболее целесообразное направление современной уголовно-исполнительной политики в области реформирования системы исполнения уголовных наказаний.

При этом следует отметить, что все многообразие мнений ученых на вопросы о целесообразности существования тюрем не устраняют в настоящее время законодательное признание существования тюрем, как вида исправительного учреждений системы исполнения уголовных наказаний, а лишь подчеркивают наличие проблемы, и, в определенной мере, предлагает пути ее решения.

Кроме того именно тюремная система, призванная заменить собой колонийско-тюремную систему. На это прямо указывает тот факт, что основное направление современной уголовно-исполнительной политики в России выражено принятой Концепцией развития уголовно-исполнительной системы, рассчитанной до 2020 года. Основная идея Концепции выражена следующими задачами:

1) создание правовых и организационных условий для замены существующей системы исправительных учреждений на тюрьмы (общего, усиленного и особого режимов);

2) переход к колониям-поселениям (с обычным и усиленным наблюдением);

3) сохранение учреждений, созданных для выполнения специальных задач, — лечебно-исправительных и лечебно-профилактических;

4) преобразование воспитательных колоний для несовершеннолетних в воспитательные центры для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте.

Истории заключенных колонии строгого режима (9 фото)

Этот пост познакомит вас с историями двух обывателей исправительной колонии строгого режима №2, расположенной в городе Возжаевка, Амурской области. Оба они раскаиваются в содеянном и верят в то, что на свободу они выйдут уже совершенно другими людьми.

Артем, 28 лет (в местах лишения свободы провел 4 года)
— Я на эту скользкую дорожку ступил с детства. Хулиганом был. Всегда манила улица, все эти «стрелки», разборки, воровская романтика… Затягивает. Но когда уже завяз в этом — выбраться трудно. Не отпускают старые связи. Представьте, вот есть компания пацанов — они вместе промышляют, что-то воруют, и тут один откалывается… Непорядок. Как в стае волков начинается травля отбившегося ото всех. Сразу начинают «крепить». Но все-таки выбраться можно. На что у нас есть правоохранительные органы (улыбается)?
В первый раз я сел за воровство. Крал, крал, крал. Обносил квартиры, гаражи, на мероприятиях каких-то случалось заработать таким образом.
В квартиры я в основном попадал, вскрывая двери. Реже — через форточку. В день случалось по три-четыре кражи. То есть утром, в обед и вечером. А когда ночью кого-то дома не было — и ночью тоже. Но чаще всего, все происходило среди белого дня. Люди расходятся на работу, выбираешь квартиру, звонишь в дверь — если никто не открывает, то берешь монтировку и дело за малым. Вскрыл дверь, взял что хочешь и ушел.

Люди не любят вмешивается. Верите или нет, я среди бела дня спускал подельнику на веревке телевизор со второго этажа, выбрасывал огромный ковер, скидывал вещи. И хоть бы кто обратил на это внимание! Больше шансов попасться ночью, чем днем — шума больше.
Был такой случай. У нас на районе один нерусский снимал квартиру — это было у него что-то типа перевалочной базы, он с дамами туда отдыхать ходил от жены. Ездил на джипе, крутой такой. И вот, мы с друзьями подкараулили, когда он уедет, и залезли к нему в квартиру на четвертый этаж по балкону. Спустились с крыши. Вот там я разгулялся: если честно, просто всю хату вынесли… На нас он так и не заявил. Только собрал во дворе митинг из своих нерусских друзей, что-то решали они. А я спокойно стоял на соседнем балконе и пил вино, которое вытащил из его же дома. Нет, их я не боялся. Это они должны были бояться меня. У нас на районе все живут дружно — случись что, они б даже за его пределы не выехали бы. Не помогли бы и пистолеты.
Он знал, что это именно мы с друзьями вскрыли его квартиру. Да все знали. По хатам только мы орудовали по всем близлежащим районам, могли и в ближние села заглянуть.
Кражи приносили нормальный доход. Иногда до 30 тысяч в день, но все равно раз на раз не приходится. Зашел как-то по наводке в одну хату — мне говорили, что деньги там сто пудов должны быть, тысяч триста. А у меня была такая привычка: я как в квартиру захожу, первым делом на кухню иду — трапезу принять. Похавать, выпить, если есть. Открываю холодильник, а в нем стоит одна кастрюля. В ней борщ. Думаю, ну его нафиг, этот борщ. Нашел завалявшиеся печеньки, попил чаю. И стал искать триста тысяч. Все вверх дном перевернул. Нет денег. Золото, конечно, собрал, телевизор прихватил. А потом оказалось, что деньги-то в борще лежали, в целлофан завернутые. Так мне потом рассказал человек, который навел. Отличный тайник — в супе уж точно никто искать не будет.
В основном люди прячут деньги в предсказуемых местах. Опытный вор, зайдя в помещение, почти сразу угадает, где может быть наличка. В шкатулках редко кладут большие деньги. Часто их прячут в ящиках с бельем. Особенно — с женским. Думают, туда заглядывать не станут. Между шкафом и стеной карманчик какой-нибудь сооружают. В коврах.
Один раз нашел прямо-таки гору денег под матрасом. Думаю, что там бугрится? А под матрасом лежат ровные стопочки денег. Я удивился даже — как хозяева бедные спят на этом пригорке? Тех денег мне хватило надолго (улыбается).
Люди иной раз сами на себя наводят воров. Рассказывают всем и каждому, что копят на отпуск или ремонт. Хвастаются чем-то. Бывает, подопьет человек и сболтнет лишнего. Всегда нужно следить за тем, что и кому говоришь.
Квартирными кражами я прожил с 2000 по 2007 год. Потом тоже воровал, но немного переключился, потому что бытовую технику уже сложно было реализовывать, не катило. Пошла новая тема: металлолом. В курсе, наверное — с поездов, груженных металлом, скидывать груз и сдавать его потом. Я на железную дорогу, как на работу ходил.

Поезда мы даже останавливали. Накидываешь «крокодильчики» на распределительную коробку, загорается красный свет, поезд начинает тормозить. Только успевай, скидывай металл. Умудрялись целый вагон или полвагона разгрузить.
Попался я на банальщине: забыл надеть перчатки, на отпечатках погорел. Всю дорогу помнил, что надо надеть. Водка все карты спутала, не нужно было пьяным на дело ходить.
Я когда на «Централе» сидел (Благовещенский СИЗО — прим. авт) пересмотрел свои взгляды на жизнь. Решил отказаться от криминала. Думаю, на фиг мне все это нужно? Когда первый срок получил, я еще, как говорится, на всех парусах пер с блатными по жизни. Все чин по чину: «общаки» (на воле это что-то типа кассы взаимопомощи для тех, кто оказался в местах не столь отдаленных — прим. авт), стрелки. Помогал всем, кому это было нужно. Но когда я попал на срок, и когда освободился — мне никто не помог. Подумал: да лучше я буду жить, как нормальный человек, работать. Узнавать что-то новое. Вот, в колонии научился на гармошке играть. За два месяца всего, хотя раньше ни на чем не играл.

Валерий, 27 лет (в местах лишения свободы провел 7 лет, сейчас осужден на 3 года)
— В первый раз я попал в тюрьму по 161 и 162 статьям УК РФ. Разбойник, грабитель, то бишь. Коммерсов бомбили. На лохотронах караулили мажоров: подождешь, пока он выиграет достаточно, и отводишь его на «поговорить». Вы понимаете о чем я.
Я сдался сам. Надоело. Меня подали в федеральный розыск. Даже скажу точно на сколько — на один год, два месяца и 17 дней. Побегал и решил: хватит! Раньше сядешь — раньше выйдешь. Но все это время я находился в родном городе, что только добавляло экстрима в мои бега. Однажды шли с матушкой по рынку — как раз купили линолеум, я его нес. А тут навстречу полиция. Конечно, я отшвырнул рулон и бросился бежать. Стыдно перед мамой.
Промежуток между первым и вторым сроком у меня всего… семь дней. Вышел на свободу я 31 декабря. Сразу поехал из Комсомольска, где сидел, домой в Белогорск. Никого не предупреждал, решил устроить сюрприз. И устроил. 1 января в 6:15 утра я заявился к брату, как снег на голову.
Я ехал домой уже пьяным. Особенного ощущения радости от освобождения я не помню. Но вот когда брата увидел и маму — на душе было очень радостно. Мама плакала, сам плакал. Можно сказать, что в первые дни по приезду я пытался жить нормально, даже в спортзал успел сходить пару раз. Но случилось так, что я выпил и потянуло на приключения.

Пьяным совершил попытку преступления — меня вовремя остановили прохожие. И только через сутки я осознал, что со мной случилось. Тогда уже сидел в КПЗ. Состояние было дикое: я понимал только одно, что нахожусь в Белогорске. Еще какие-либо подробности отсутствовали. На зону меня привела огненная вода, как любили говаривать индейцы — большинство преступлений творится в пьяном виде.
Семь лет я жил преступной жизнью. Приехав в Возжаевку, очень сильно пересмотрел взгляды на жизнь и теперь хочу взять все в свои руки. Честно, даже рад тому, что я попал сюда. Когда вышел из колонии в Комсомольске у меня не было никакой цели впереди. Жил даже не одним днем, а одной минутой. Настоящим — здесь и сейчас. Теперь начал строить хоть какие-то планы. Заимел желания.

«Дайте в юность обратный билет, я сполна заплачу за дорогу» — такую татуировку мне набили в Тахтамыгде в самом начале срока. Тату-перстень означает загубленную молодость: «В казенном доме юность загубил». Большая наколка на спине набивалась в течении трех ночей. Татуировка с коброй и мечом, обозначающая старый герб особого отдела НКВД, символизирует мечту детства — я всегда хотел служить в армии, но меня не взяли из-за судимостей. С детства у меня были условные сроки.
Конечно, бить наколки в колонии — это нелегально. У меня был свой художник, я его учил. Заметил в парне талант и решил его развить. Сначала он рисовал нам открытки, плакаты. Потом я его уже к своей коже подпустил. Но чувствую, что рановато это произошло. В идеале, нужно было вообще не подпускать!

Верю, что впереди светлое будущее — семья, дети, работа. Когда-то, в начале первого срока, у меня была девушка. А сейчас нет — представляешь, не успел встретить за семь дней воли (смеется). Найдем! Я не переживаю пока по этому поводу.

Профессий у меня валом, не пропаду. В колонии освоил множество специальностей, корочки есть: электромонтер, слесарь, столяр, плотник. Но все же планирую после выхода завести собственный бизнес. Столярный, заниматься деревом буду. Все возможности для этого есть. У моего отчима столярка своя — только я там нужен был. Было все для хорошей жизни: квартира, машина, мотоцикл. Только меня там сейчас опять нет…

Отсюда

Добавить комментарий