Злоупотребление родительскими правами

Злоупотребление семейными правами

Говоря о проблеме злоупотребления правом в семейных отношениях, мы в основном обращаемся к категории злоупотребления родительскими правами. Это вполне объяснимо, поскольку данная категория непосредственно закреплена в нормах Семейного кодекса РФ (ст.ст. 69, 141).

Вместе с тем, потенциальной возможностью недобросовестного использования обладают все семейные права, в том числе и те, которыми наделяются супруги по отношению друг к другу. Именно в супружеских отношениях в большей степени проявляются диспозитивные начала семейно-правового регулирования, свобода правоосуществления, что создает дополнительные условия для злоупотребления правом.

Все злоупотребления супружескими правами можно разделить на две группы: злоупотребления личными неимущественными правами и злоупотребления имущественными правами.

Рассматривая личные неимущественные права в целом, необходимо отметить, что они в силу объективных причин не поддаются детальному правовому регулированию. В такой ситуации, когда законодатель закрепляет соответствующие права, но не определяет порядок их осуществления, создается немало возможностей для злоупотреблений.

Например, возможности для злоупотребления возникают при реализации права супруга на участие в решении семейных вопросов. Как отмечает А.А. Елисеева, закон не предусматривает никаких механизмов для защиты права одного из супругов на участие в решении вопросов планирования семьи, если другой супруг полностью узурпировал их решение. Речь идет о случаях, когда жена без согласования с мужем решает вопрос о том, иметь ей детей или нет. К примеру, ради карьеры она прерывает первую беременность вопреки мнению мужа, несмотря на предупреждение врача о высокой степени вероятности последующего бесплодия . Очевидно, в данном случае осуществление личного права одного супруга связано с нарушением личных прав другого. При этом нельзя исключать возможность того, что подобное правоосуществление может преследовать и единственный интерес, связанный с причинением вреда другому супругу.

Другой пример ненадлежащего поведения супругов связан с осуществлением права на семейную тайну. По свидетельству А.А. Елисеевой, во всем мире, не исключая и Россию, стала особо актуальной проблема посягательства на частную жизнь путем опубликования одним супругом сведений о частной жизни другого в средствах массовой информации . Безусловно, право на частную жизнь носит абсолютный характер, однако в ситуации с правом на семейную тайну, правообладателем является и недобросовестный супруг, что затрудняет защиту права потерпевшего супруга.

В литературе к злоупотреблению правом относят также действия, связанные с заключением брака. Так, А.В. Маркосян в качестве разновидности злоупотребления семейным правом рассматривает фиктивный брак . Е.А. Одегнал идет еще дальше, и наряду с фиктивным браком злоупотреблением правом признает иные обстоятельства признания брака недействительным, закрепленные в ст. 27 СК РФ: недостижение вступающими в брак лицами (или одним из них) брачного возраста, если он не был снижен в установленном законом порядке (ст. 12, 13, 27 СК РФ); наличие у вступающих в брак лиц (или одного из них) другого не расторгнутого брака (ст. 14, 27 СК РФ); заключение брака между близкими родственниками; заключение брака между усыновителем и усыновленным (ст. 14, 27 СК РФ); заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным, вследствие психического расстройства (ст. 14, 27 СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, венерической болезни или ВИЧ-инфекции (ч. 3 ст. 15, ст. 27 СК РФ) .

Говоря о фиктивном браке, следует отметить, что сам по себе он не причиняет вред супругам (особенно если заключается по воле обоих супругов), поэтому рассматривать его как злоупотребление правом было бы неверным. В большей степени фиктивный брак тяготеет к понятию осуществления права в противоречии с его назначением. Так, А.В. Маркосян рассматривая такой брак в качестве разновидности фиктивного правового состояния, последнее определяет как отношение, по форме соответствующее требованиям закона, но по содержанию противоречащее ему. Чаще всего, отмечает автор, оно не отвечает целевому назначению того правового отношения или действия, форма которого используется . Наличие такого принципа как осуществление права в противоречии с его назначением в современном семейном законодательстве является спорным. Данный принцип, полагаем, является наследием идеологии советского семейного законодательства, в котором публично-правовые начала регулирования семейных отношений превалировали над частноправовыми. В этой связи заслуживает внимание позиция О.Ю. Ильиной, которая считает необходимым в целях обеспечения баланса частных и публичных интересов в брачном отношении исключить из главы 5 СК РФ нормы, предусматривающие такое основание признание брака недействительным как отсутствие у супругов или одного из них намерения создать семью .

Что касается иных указанных выше обстоятельств, то они также не могут считаться злоупотреблением правом. В случае недостижения брачного возраста не соблюдаются установленные семейным законодательством условия вступления в брак. Другие основания рассматриваются СК РФ в качестве обстоятельств, препятствующих заключению брака, несоблюдение которых является нарушением требований закона. Относительно сокрытия вступающим в брак лицом венерической болезни или ВИЧ-инфекции следует отметить то, что, если лицо намеренно скрывает свое заболевание с целью причинения вреда будущему супругу, его действия подпадают под состав преступлений, предусмотренных ст.ст. 121, 122 УК РФ. Подобные действия обладают несомненной социальной опасностью, поэтому влекут не только семейно-правовые, но и уголовные последствия. Исходя из этого, такое поведение также не может быть признано злоупотреблением правом.

Рассматривая проблему злоупотребления супругами имущественными правами, в первую очередь необходимо обратить внимание на осуществление права общей совместной собственности. Согласно п.1 ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При этом п. 2 данной статьи устанавливает, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом, согласие другого супруга на такую сделку предполагается. Это означает, что при совершении сделок с имуществом одним супругом нет необходимости истребовать согласия другого супруга. Исключение составляют лишь сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) регистрации, для совершения которых нотариально удостоверенное согласие другого супруга необходимо (п. 3 ст. 35 СК). Ничто не мешает одному супругу распорядиться общим движимым имуществом без ведома другого супруга с целью причинения ему вреда. Так, жена, не довольная тем, что муж слишком много времени уделяет автомобилю, преследуя цель проучить его, может распорядиться данным автомобилем (продав его или даже уничтожив). Такое осуществление права собственности явно свидетельствует о наличии интереса в причинении вреда другому супругу. При этом в данном случае нет оснований считать такую сделку недействительной, поскольку другая сторона сделки либо вообще отсутствует (при уничтожении имущества), либо является добросовестной. Фактически злоупотреблением правом можно признать распоряжение общей собственностью одним из супругов, страдающим алкоголизмом накорманией, лудоманией. В данном случае о целенаправленном причинении вреда другому супругу вряд ли возможно, однако злоупотребляющий супруг не может не осознавать вредоносности своих действий для семьи.

Нередко один из супругов вносит на имя ребенка или нескольких детей вклад, намеренно не согласовывая это с другим супругом, и не столько с целью позаботиться об их будущем, сколько укрыть определенную денежную сумму, составляющую общее имущество семьи, от возможного раздела в случае прекращения семейных отношений. После раздела имущества у супруга, с которым остаются проживать общие несовершеннолетние дети, фактически в его полном распоряжении оказывается довольно крупная сумма, которую он расходует по своему усмотрению и далеко не всегда исключительно на нужды детей .

Ныне действующее семейное законодательство РФ предоставило супругам широкие возможности самостоятельного определения условий имущественных взаимоотношений между собой, в том числе посредством брачного договора. Свобода договора выступает в качестве одного из условий, создающих возможность для злоупотребления правом. Осознавая данное обстоятельство, законодатель при регулировании вопросов брачного договора установил нормы, направленные на предотвращение различных злоупотреблений. Так, п. 3 ст. 42 СК РФ установил, что брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. При этом согласно п. 2 ст. 44 СК названные условия брачного договора являются ничтожными. Суду также предоставляется право признать брачный договор недействительным полностью или частично, если условия такого договора ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Таким образом, можем отметить, что законодатель, стремясь предотвратить возможность злоупотребления правом при определении условий договора, установил запрет на включение соответствующих условий в договор, и если супруги, тем не менее, включат в договор такие условия, их действия будут рассматриваться уже не как злоупотребление правом, а как противоправное поведение, нарушающее требования семейного законодательства. Учитывая сказанное, можно сделать вывод о различном подходе законодателя к регулированию недопустимости злоупотребления правом в договорных отношениях в гражданском и семейном праве. В гражданском праве нормы о недопустимости злоупотребления правом не ограничивают принцип свободы договора, а применяются к конкретному правоотношению с целью сбалансирования интересов сторон (т.е. устраняют негативные последствия действия данного принципа), в семейном же праве происходит превентивное регулирование, и соответствующие нормы изначально устанавливают пределы свободы договора. Данное обстоятельство лишний раз подтверждает то, что в семейном праве императивное регулирование более выражено, чем в гражданском праве.

Имущественные отношения супругов, помимо отношений по поводу общего имущества, включают в себя также отношения по взаимному содержанию (алиментные обязательства). Согласно п. 1 ст. 89 СК РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Соответственно, данной обязанности корреспондирует право каждого супруга на материальное содержание. К злоупотреблению правом на алименты, на наш взгляд, могут быть отнесены случаи, названные в ст. 92 СК РФ. Так, в качестве злоупотребления может рассматриваться предъявление требования об уплате алиментов нетрудоспособным нуждающимся супругом в случае, если нетрудоспособность наступила в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или в результате совершения им умышленного преступления; в случае непродолжительности пребывания супругов в браке; в случае недостойного поведения супруга в семье. Однако указанной статьей охватываются не все злоупотребления правом супруга на алименты. Как отмечает А.А. Фуников, к злоупотреблению правом, не подпадающему под действие данной нормы, относятся случаи, когда супруг, получающий алименты, расходует их на приобретение алкоголя, наркотиков, или проигрывает в карты .

Интерес представляют нормы законодательных актов зарубежных стран, в которых закреплены и иные случаи освобождения от обязанности уплачивать алименты, которые по своей сути являются злоупотреблением правом. Так, Литовский Гражданский кодекс (п. 6 ст. 3.72.) к таковым относит предъявление требования об уплате алиментов, если требующий содержания супруг во время брака не внёс вклад в увеличение совместного имущества или нарочно вредил интересам другого супруга или семьи; Семейный кодекс Республики Молдова (ст. 85) – если судебной инстанцией установлено, что брак был расторгнут по вине нуждающегося бывшего супруга; Семейный кодекс Украины (п. 1 ст. 83) – если нетрудоспособность или тяжелая болезнь того из супругов, кто нуждается в материальной помощи, была скрыта от другого супруга при регистрации брака; получатель алиментов сознательно поставил себя в положение, при котором у него возникло право требовать материальной помощи.

Вопрос о злоупотреблении правом может возникнуть при предъявлении беременной женой требований об уплате алиментов к своему супругу, если заведомо известно, что ребенок зачат от другого лица. Проблема в данном случае состоит в том, что у мужа (бывшего мужа) нет возможности в период беременности жены (бывшей жены) оспорить свое отцовство (поскольку это допускается только после рождения ребенка). Однако ответчик вправе предъявлять бесспорные доказательства того, что истица беременна не от него, например, медицинское заключение о том, что он по медицинским показаниям не может иметь детей, и.т.п. Суды должны исследовать такие доказательства и в случае бесспорной доказанности того, что вынашиваемый истицей ребенок не является общим, в удовлетворении иска должно быть отказано .

Отдельного рассмотрения требует вопрос о правовых последствиях злоупотребления супружескими правами.

В качестве общего правила п. 2 ст. 7 СК РФ предусматривает, что семейные права, осуществляемые в противоречии со своим назначением, не подлежат правовой охране. Лишение права охраны является достаточно неопределенной санкцией. Следует согласиться с мнением, что формулировка ст. 10 ГК РФ, предусматривающая возможность отказа в защите права (полного или частичного), является более корректной и понятной .

Помимо возможности лишения права охраны СК РФ содержит ряд иных мер реагирования на отдельные виды злоупотребления супружескими правами. Так в ответ на описанные выше случаи недобросовестного поведения получателя алиментов, суд может ограничить алиментную обязанность определенным сроком или вовсе освободить плательщика алиментов от нее (ст. 92 СК РФ). По своей природе и функциональному назначению первая мера является проявлением частичного отказа в защите права, вторая имеет сходство с лишением субъективного права .

Актуальным является вопрос о возмещении вреда в супружеских отношениях. Отечественное семейное законодательство не предусматривает общего правила о возмещения имущественного или морального вреда. Исключение составляет лишь п. 4 ст. 30 СК РФ, предоставляющий добросовестному супругу при признании брака недействительным право требовать возмещение причиненного ему материального и морального вреда.

В качестве средства защиты имущественных интересов супруга при разделе общего имущества может рассматриваться возможность суда отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (п. 2 ст. 39 СК РФ). Однако и данная мера не может быть признана универсальной. Возможны ситуации, когда в результате действий одного супруга общее имущество утрачивается, в силу чего раздел как таковой становиться невозможным. Не применима норма п. 2 ст. 39 СК и в тех случаях, когда супруги не делят свое общее имущество. Наконец, необходимо понимать, что отступление от равенства долей в общем имуществе не сможет компенсировать супругу причиненный вред, если он превышает стоимость общего имущества. Таким образом, анализируемая имущественная санкция не может в полной мере выступать альтернативой возмещения вреда.

Очевидно, для защиты имущественных и неимущественных прав и интересов участников семейных отношений и разрешения юридических конфликтов между ними СК РФ должен установить общие нормы о возможности возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда.

Подводя итоги исследованию, необходимо отметить, что семейное законодательство РФ обладает широким арсеналом средств противодействия злоупотреблению правом. При этом в отличие от гражданского законодательства, закрепившего общую норму о недопустимости злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), СК РФ идет по пути конкретизации отдельных видов злоупотребления и санкций за них. Однако считаем, что и общая норма о недопустимости злоупотребления семейным правом необходима. Во-первых, он должна являться универсальным средством защиты от тех злоупотреблений, которые законодательством непосредственно не охвачены. Во-вторых, такая норма должна выполнять ценностно-ориентационную роль при осуществлении семейных прав. При этом в качестве общих правовых последствий злоупотребления семейными правами, по аналогии с гражданским законодательством, должны быть закреплены полный или частичный отказ в защите и возможность возмещения имущественного и компенсации морального вреда.

В чем смысл родительских прав?

Законодательством четко определена цель назначения родительских прав. Она состоит в заботе о здоровье ребенка, а также в его физическом, духовном, психологическом и нравственном развитии. Родителям согласно 63 статье СК РФ даны преимущественные права перед другими гражданами на воспитание и обучение своего ребенка. Они при осуществлении своих прав обязаны создать ребенку условия для получения им элементарного образования. Выбирать способы воспитательного процесса при реализации своих родительских прав они вправе самостоятельно. Например, они на свое усмотрение могут выбрать образовательное учреждение для получения ребенком общего элементарного образования, определять способ получения ребенком образования и форму его обучения, учитывая при этом его мнение. При этом устанавливаются определенные ограничения в их действиях.

Согласно статье 65 СК РФ при реализации своих прав родители не имеют права:

  • причинять здоровью своего ребенка физический и психический вред;
  • игнорировать нравственные аспекты развития ребенка, принятые в государстве;
  • относится к ребенку пренебрежительно, унижать его, как личность;
  • проявлять к нему жестокость, грубость и оскорбление;
  • эксплуатировать ребенка во вред его интересам.

Таким образом, сущностью родительских прав является не только возможности родителя в воспитательном процессе ребенка, но и его ответственность за осуществление своего права без ущерба интересам ребенка.

Виды родительских злоупотреблений, признанных законом

Сначала уточним, что вкладывается в понятие злоупотребление правом.

Под злоупотреблением подразумевается осуществление родительских прав с использованием действий, направленных на подавлении воли ребенка и игнорирование его интересов.

Законодательством выделены основные виды родительских злоупотреблений, за которые предусмотрена ответственность. К ним относятся:

  • препятствия в обучении ребенка и получении им общего образования;
  • принуждение его к противозаконной деятельности: воровству, попрошайничеству, занятиям проституцией;
  • приучение к алкогольным напиткам и наркотическим средствам;
  • препятствие к общению с родственниками, например, с бабушкой или дедом со стороны отца и самим отцом, когда ребенок живет с матерью;
  • другие действия по отношению к ребенку, которые будут признаны по закону, как противоправные и не отвечающие нормам морали.

Например, препятствие родителей для получения их ребенком образования может проявляться ими непосредственно в запрете посещать школу под предлогом, что ребенок будет обучаться на дому, или из-за боязни неблагоприятного влияния школьной атмосферы на ребенка. На самом деле эти родители часто оказываются представителями религиозных сект или имеют психические отклонения.

Ответственность родителей за их злоупотребление правами

В рассмотренных выше ситуациях за превышение своих родительских полномочий предусмотрена ответственность, как уголовного характера, так и гражданского свойства. При невозможности осуществления мирного разрешения ситуации с помощью органов опеки, службы социального обслуживания и других государственных организаций, призванных стоять на защите интересов ребенка, проблему придется решать в суде.

Законодательством определены наказания за злоупотребление правами родителей в виде:

  • временного ограничения из родительских прав;
  • полного лишения родительских полномочий;
  • уголовного наказания на основании УК РФ.

Когда родитель запрещает ребенку общаться с близкими родственниками потому, что у него самого не сложились с ними отношения, это также является злоупотреблением с его стороны родительскими правами, и подлежит привлечению к ответственности на основании статьи 67 СК РФ.

Нередко в неблагополучных семьях пьющие родители с малолетства приучают детей к воровству, попрошайничеству, занятию проституцией. Если это происходит систематически, и деньги, полученные ребенком от такой деятельности, забирают родители в семейный бюджет, то они должны подвергаться к уголовному наказанию по статье 240 УК РФ за злостное злоупотребление своими родительскими обязанностями.

Склонение ребенка к употреблению алкоголя является в таких семьях нормальным явлением. Родители намеренно приучают ребенка к наркотикам и алкоголю или не препятствуют ему, когда он сам проявляет инициативу к пагубным привычкам. Все это может трактоваться, как злоупотребление родительскими правами, и за это также предусмотрено уголовное наказание.

Важно! К ответственности за превышение своих полномочий могут привлекаться не только биологические родители, но и официально назначенные опекуны детей.

Как выявляется наличие злоупотребления правами?

Основаниями для применения наказания за такие правонарушения должны стать факты выявленных злоупотреблений родительскими правами.

Доказательствами для суда могут стать:

  • свидетельские показания;
  • медицинские справки и заключения комиссий;
  • акты обследования условий в семье органами опеки;
  • протоколы и справки из органов МВД;
  • мнение самого ребенка, если ему исполнилось 10 лет;
  • сведения из школы о поведении ребенка и его успеваемости.

В качестве свидетелей в суде могут выступать соседи, живущие рядом с неблагополучной семьей, родственники матери и отца, учителя или воспитатели детсада.

Например, заключение медиков о наличии в крови, взятой у ребенка, следов алкоголя или наркотических средств, может стать подтверждением возможного привлечения ребенка к их употреблению.

Протокол, представленный работниками полиции, может содержать сведения о задержании ребенка за воровство. Соседи могут подтвердить факт попрошайничества ребенком.

Также сам ребенок может бесхитростно рассказать об имеющихся нарушениях его прав. Только его показания должны выслушиваться в присутствии представителя опеки или опекуна, не являющегося стороной процесса.

Последовательность действий при решении проблемы в суде

Сложная ситуация, созданная одним родителем, в связи с его злоупотреблением правами родителя, может вынудить второго родителя или самого несовершеннолетнего ребенка обратиться за помощью в ОВД, органы опеки или прокуратуру. Они обязаны отреагировать на их обращение и принять адекватные, сложившейся ситуации меры. Если права ребенка нарушают оба родителя, то проблемой должны заниматься органы опеки, при необходимости привлекая прокуратуру.

Когда все способы досудебного решения проблемы исчерпаны, и они не помогли устранить нарушения родителями их прав, то единственный оставшийся выход – это рассмотрения дела в суде.

Процесс привлечения к ответственности через суд должен проходить в следующей последовательности:

  • выявление фактов злоупотребления правами;
  • сбор документов, подтверждающих установленные факты;
  • возбуждение дела в суде на основании поданного иска;
  • рассмотрение всех предъявленных материалов и показаний свидетелей в судебном заседании;
  • принятие судом окончательного решения либо о лишении прав, либо об их ограничении.

Если в процессе судебного заседания будут признаны факты злоупотреблений, которые подпадают под уголовную ответственность, то прокуратурой должно быть возбуждено уголовное дело против родителя.

Как решается вопрос в суде?

Перед вынесением решения судья всесторонне рассмотрит все предъявленные доказательства, включая психологическую обстановку в семье и ее перспективы в моральном плане, выслушает аргументы ответчиков, учтет обстоятельства, которые стали причиной для правонарушений. Но при любой ситуации суд всегда исходит из интересов ребенка. Его мнение, если он достиг десятилетнего возраста, учитывается, но не является решающим потому, что ребенок еще не может объективно оценить, что для него является благом.

Исходя из всех обстоятельств и установленных фактов правонарушений, судья принимает решение о крайней мере гражданской ответственности по этому правонарушению – лишению родительских прав. А вот решение суда об ограничении родителя или обоих родителей временно в их правах может быть принято при следующих фактах:

  • злоупотребление ими своими правами проявлялось эпизодически;
  • намерения родителей направлены на исправление сложившейся обстановки;
  • временное проживание ребенка в детском учреждении приносит ему, по мнению представителей опеки, психологический дискомфорт.

Для того чтобы ситуация, созданная родителями после ограничения их в правах, улучшилась, им выделен срок в 6 месяцев. Когда этот срок пройдет, суд в зависимости от обстановки в семье и настроя родителей, либо восстановит их снова в правах, либо лишит их прав окончательно. В пользу последнего решения будет то обстоятельство, что у ребенка есть близкий родственник, например тетя или бабушка, который готов стать его опекуном официально, и с ним ребенку жить будет намного комфортнее, чем в семье родителей.

Последние изменения

В 2019 году значительных изменений в законодательстве по данному вопросу не предусмотрено. Наши эксперты отслеживают все изменения в законодательстве, чтобы сообщать вам достоверную информацию.

Часто спрашивают, что подразумевается под злоупотреблением родительскими правами. Семейный Кодекс РФ говорит о злоупотреблении родительскими правами следующее:

ст. 56: ребенок имеет право в случае злоупотребления родительскими правами самостоятельно обратиться за защитой своих прав и интересов в органы опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет — в суд;

ст. 69: возможность лишения родительских прав в случае злоупотребления ими;

ст. 141: злоупотребление родительскими правами усыновителями — одно из оснований отмены усыновления.

А вот понятие злоупотребления родительскими правами в Семейном Кодексе РФ не дано.

Верховный Суд РФ в Постановлении от 27.05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» разъясняет, что «под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п.» (абз. 3 п. 11).

На практике под злоупотреблением родительскими правами понимают такое их осуществление, которое причиняет вред детям, причем данный вид осуществления прав происходит в противоречии с их задачами. Эти задачи определены в ст. 63 Семейного Кодекса РФ: родители обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом и нравственном развитии, а также обеспечивать получение детьми основного общего образования.

Злоупотребление родительскими правами — это одно из оснований для лишения родительских прав.

В любом случае, сотрудники органа опеки и попечительства, должностные лица обязаны выслушать несовершеннолетнего, ознакомиться с его просьбой и принять необходимые меры.

Ребенок имеет право обратиться за защитой в любое учреждение, занимающееся социальным обслуживанием несовершеннолетних, а также напрямую к прокурору. По достижении 14 лет несовершеннолетний вправе обращаться самостоятельно в суд и быть участником гражданского процесса. Поэтому СК РФ устанавливает обязанность должностных лиц или граждан, которым стало известно о нарушении прав ребенка, угрозе его жизни или здоровью, незамедлительно сообщить об этом органу опеки и попечительства по фактическому месту нахождения ребенка.

Добавить комментарий